Zhaina - Нахская библиотека Добавить в ИзбранноеВ закладки Написать редакцииНаписать RSS лентаRSS
логин: пароль:
Регистрация! Забыли пароль?
Библиотека

Поиск
Опрос

Язык
История
Культура
Литература
Родина
Народ


Рассылка

» Литература » «Хаджи-Мурат»
«Хаджи-Мурат» Лев Николаевич Толстой

II

В эту самую ночь из передовой крепости Воздвиженской, в пятнадцати верстах от аула, в котором ночевал Хаджи-Мурат, вышли из укрепления за Чахгиринские ворота три солдата с унтер-офицером. Солдаты были в полушубках и папахах, с скатанными шинелями через плечо и больших сапогах выше колена, как тогда ходили кавказские солдаты. Солдаты с ружьями на плечах шли сначала по дороге, потом, пройдя шагов пятьсот, свернули с нее и, шурша сапогами по сухим листьям, прошли шагов двадцать вправо и остановились у сломанной чинары, черный ствол которой виднелся и в темноте. К этой чинаре высылался обыкновенно секрет.

Яркие звезды, которые как бы бежали по макушкам дерев, пока солдаты шли лесом, теперь остановились, ярко блестя между оголенных ветвей дерев.

- Спасибо - сухо, - сказал унтер-офицер Панов, снимая с плеча длинное с штыком ружье, и, брякнув им, прислонил его к стволу дерева. Три солдата сделали то же.

- А ведь и есть - потерял, - сердито проворчал Панов, - либо забыл, либо выскочила дорогой.

- Чего ищешь-то? - спросил один из солдат бодрым, веселым голосом.

- Трубку, черт ее знает куда запропала!

- Чубук-то цел? - спросил бодрый голос.

- Чубук - вот он.

- А в землю прямо?

- Ну, где там.

- Это мы наладим живо.

Курить в секрете запрещалось, но секрет этот был почти не секрет, а скорее передовой караул, который высылался затем, чтобы горцы не могли незаметно подвезти, как они это делали прежде, орудие и стрелять по укреплению, и Панов не считал нужным лишать себя курения и потому согласился на предложение веселого солдата. Веселый солдат достал из кармана ножик и стал копать землю. Выкопав ямку, он обгладил ее, приладил к ней чубучок, потом наложил табаку в ямку, прижал его, и трубка была готова. Серничок загорелся, осветив на мгновение скуластое лицо лежавшего на брюхе солдата. В чубуке засвистело, и Панов почуял приятный запах загоревшейся махорки.

- Наладил? - сказал он, поднимаясь на ноги.

- А то как же.

- Эка молодчина Авдеев! Прокурат малый. Ну-ка?

Авдеев отвалился набок, давая место Панову и выпуская дым изо рта.

Накурившись, между солдатами завязался разговор.

- А сказывали, ротный-то опять в ящик залез. Проигрался, вишь, - сказал один из солдат ленивым голосом.

- Отдаст, - сказал Панов.

- Известно, офицер хороший, - подтвердил Авдеев.

- Хороший, хороший, - мрачно продолжал начавший разговор, - а по моему совету, надо роте поговорить с ним: коли взял, так скажи, сколько, когда отдашь.

- Как рота рассудит, - сказал Панов, отрываясь от трубки.

- Известное дело, мир - большой человек, - подтвердил Авдеев.

- Надо, вишь, овса купить да сапоги к весне справить, денежки нужны, а как он их забрал... - настаивал недовольный.

- Говорю, как рота хочет, - повторил Панов. - Не в первый раз: возьмет и отдаст.

В те времена на Кавказе каждая рота заведовала сама через своих выборных всем хозяйством. Она получала деньги от казны по шесть рублей пятьдесят копеек на человека и сама себя продовольствовала: сажала капусту, косила сено, держала свои повозки, щеголяла сытыми ротными лошадьми. Деньги же ротные находились в ящике, ключи от которого были у ротного командира, и случалось часто, что ротный командир брал взаймы из ротного ящика. Так было и теперь, и про это-то и говорили солдаты. Мрачный солдат Никитин хотел потребовать отчет от ротного, а Панов и Авдеев считали, что этого не нужно было.

После Панова покурил и Никитин и, подстелив под себя шинель, сел, прислонясь к дереву. Солдаты затихли. Только слышно было, как ветер шевелил высоко над головами макушки дерев. Вдруг из-за этого неперестающего тихого шелеста послышался вой, визг, плач, хохот шакалов.

- Вишь, проклятые, как заливаются, - сказал Авдеев.

- Это они с тебя смеются, что у тебя рожа набок, - сказал тонкий хохлацкий голос четвертого солдата.

Опять все затихло, только ветер шевелил сучья дерев, то открывая, то закрывая звезды.

- А что, Антоныч, - вдруг спросил веселый Авдеев Панова, - бывает тебе когда скучно?

- Какая же скука? - неохотно отвечал Панов.

- А мне другой раз так-то скучно, так скучно, что, кажись, и сам не знаю, что бы над собою сделал.

- Вишь ты! - сказал Панов.

- Я тогда деньги-то пропил, ведь это все от скуки. Накатило, накатило на меня. Думаю: дай пьян нарежусь.

- А бывает, с вина еще хуже.

- И это было. Да куда денешься?

- Да с чего ж скучаешь-то?

- Я-то? Да по дому скучаю.

- Что ж - богато жили?

- Не то что богачи, а жили справно. Хорошо жили.

И Авдеев стал рассказывать то, что он уже много раз рассказывал тому же Панову.

- Ведь я охотой за брата пошел, - рассказывал Авдеев. - У него ребята сам-пят! А меня только женили. Матушка просить стала. Думаю: что мне! Авось попомнят мое добро. Сходил к барину. Барин у нас хороший, говорит: "Молодец! ступай". Так и пошел за брата.

- Что ж, это хорошо, - сказал Панов.

- А вот веришь ли, Антоныч, теперь скучаю. И больше с того и скучаю, что зачем, мол, за брата пошел. Он, мол, теперь царствует, а ты вот мучаешься. И что больше думаю, то хуже. Такой грех, видно.

Авдеев помолчал.

- Аль покурим опять? - спросил Авдеев.

- Ну что ж, налаживай!

Но курить солдатам не пришлось. Только что Авдеев встал и хотел налаживать опять трубку, как из-за шелеста ветра послышались шаги по дороге. Панов взял ружье и толкнул ногой Никитина. Никитин встал на ноги и поднял шинель. Поднялся и третий - Бондаренко.

- А я, братцы, какой сон видел...

Авдеев шикнул на Бондаренку, и солдаты замерли, прислушиваясь. Мягкие шаги людей, обутых не в сапоги, приближались. Все явственнее и явственнее слышалось в темноте хрустение листьев и сухих веток. Потом послышался говор на том особенном, гортанном языке, которым говорят чеченцы. Солдаты теперь не только слышали, но и увидали две тени, проходившие в просвете между деревьями. Одна тень была пониже, другая - повыше. Когда тени поравнялись с солдатами, Панов, с ружьем на руку, вместе с своими двумя товарищами выступил на дорогу.

- Кто идет? - крикнул он.

- Чечен мирная, - заговорил тот, который был пониже. Это был Бата. - Ружье иок, шашка иок, - говорил он, показывая на себя. - Кинезь надо.

Тот, который был повыше, молча стоял подле своего товарища. На нем тоже не было оружия.

- Лазутчик. Значит - к полковому, - сказал Панов, объясняя своим товарищам.

- Кинезь Воронцов крепко надо, большой дело надо, - говорил Бата.

- Ладно, ладно, сведем, - сказал Панов. - Что ж, веди, что ли, ты с Бондаренкой, - обратился он к Авдееву, - а сдашь дежурному, приходи опять. Смотри, сказал Панов, - осторожней, впереди себя вели идти. А то ведь эти гололобые - ловкачи.

- А что это? - сказал Авдеев, сделав движение ружьем с штыком, как будто он закалывает. - Пырну разок - и пар вон.

- Куда ж он годится, коли заколешь, - сказал Бондаренко. - Ну, марш!

Когда затихли шаги двух солдат с лазутчиками, Панов и Никитин вернулись на свое место.

- И черт их носит по ночам! - сказал Никитин.

- Стало быть, нужно, - сказал Панов. - А свежо стало, - прибавил он и, раскатав шинель, надел и сел к дереву.

Часа через два вернулся и Авдеев с Бондаренкой.

- Что же, сдали? - спросил Панов.

- Сдали. А у полкового еще не спят. Прямо к нему вели. А какие эти, братец ты мой, гололобые ребята хорошие, - продолжал Авдеев. - Ей-богу! Я с ними как разговорился.

- Ты, известно, разговоришься, - недовольно сказал Никитин.

- Право, совсем как российские. Один женатый. Марушка, говорю, бар? - Бар, говорит. - Баранчук, говорю, бар? - Бар. - Много? - Парочка, говорит. - Так разговорились хорошо. Хорошие ребята.

- Как же, хорошие, - сказал Никитин, - попадись ему только один на один, он тебе требуху выпустит.

- Должно, скоро светать будет, - сказал Панов.

- Да, уж звездочки потухать стали, - сказал Авдеев, усаживаясь.

И солдаты опять затихли.

Скачать:
hadzhi-murat.pdf [784.67 Kb] (cкачиваний: 0)
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
1) Рамзан (8 февраля 2008 22:27)

Докха х1ума дукх,100 шерашкахь и къизал вайна т1ехь ялошехь оцу ж1аьлеш,кхи барт цахулуш х1аллак хуьлуш дукх вай.
Дала вай нохчий зуьш бу моьтта суна,барт хуьлий те кхера бохуш.
Тамаш букх хилахь.
2) Shes (23 февраля 2008 23:36)
Разман ты на каом языке унижку описял на старо славянском+албанский? smile wink
3) нохчо (24 февраля 2008 04:35)
а че это за прикол с албанским? не первый раз натыкаюсь...
4) Ramzan (27 февраля 2008 21:37)

Shes,
Ца кхитир со.
5) Г1унт1ар (28 февраля 2008 11:21)
Рамзана нийса баха ша дерриге! вай доллу къам цхьаъ санна арадевла "тхуна шу оьрсийн 1едал ца деза" ала нах бац!!! Х1ора махкахочо тоьар ду "хватит Ваня иди домой и у себя командуй" ала стаг вац вайн чохь! Ша верриге 1адийна цара къизаллица, та1зарца амма х1инца т1екхуьуш йолу т1аьхье цхьа а безам боцуш ю г1азакхашна, церан "советски прошлое" дац, царна б1аьрг схьаба безаш бац и ж1алеш! Ша долу къоман сатийсар оцу т1аьхьенца ду! Дала аьтто бойла вайн, г1азакхийн 1азапах к1елхьара девла де ца гуш ма лойла вай!

вот из-за таких Хаджи-Муратов кавказцы проигрывают войны с русью! таких ублюдков-манкуртов русы холят и лелеют!
6) Аларих, готт конунг (5 марта 2008 08:37)
Ах как жаль что Тохтамыш Хан Золотой Орды не сумел довести дело до конца и истребить русь настолько чтобы уже более не были для других народов опасны! Византийская хитрость и латентная форма жестокости Власти по отношению ко всем включая собственный народ делает русь опасным соседом! никогда не знаешь, что у Вонюши на уме! Коварен враг!

Г1азакхех цкъа а теша мегар дац церан ч1аг1онаш, сацамаш заман йохаллехь сиха хийцалуш ю арарчу политики хьаьжжийна кхечу къаьмнашца лелошйолу!
7) Malsagov (16 марта 2008 06:38)
У меня не скачивается...
8) grozny (17 марта 2008 16:46)
Malsagov,
у тебя есть adobe acrobat reader?
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
© 2005—2015 Нахская библиотека