Zhaina - Нахская библиотека Добавить в ИзбранноеВ закладки Написать редакцииНаписать RSS лентаRSS
логин: пароль:
Регистрация! Забыли пароль?
Библиотека

Поиск
Опрос

Язык
История
Культура
Литература
Родина
Народ


Рассылка

» История » "Неисторические" Нахчи
"Неисторические" Нахчи Джамбулат Сулейманов

Глава III.
 

Поиски пути в прошлое.

Перед нами стала трудная задача поиска того, что не известно нам по имени. А именно, как мы можем узнать историю народа, который упоминается в древних и средневековых источниках не под своим самоназванием нахчи, а другими именами. Волкова Н.Г. по этому поводу отмечает, что: "Известные в настоящее время этно-племенные названия античных и раннесредневековых источников, локализуемых ими в пределах Центрального и Восточного Кавказа, не согласуются с позднесредневековыми и современными чечено-ингушскими этнонимами. Однако последнее об-стоятельство ещё может и не означать, что античным авторам не были известны вайнахские народы". (Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. Москва - 1973, с.122) По этой причине нам придётся выявлять из числа античных и средневековых этнических названий Кавказа те, под которыми подразумевали народ нахчи или его отдельные племена.

Путей познания прошлого не так уж много. Прежде всего, это так называемые "говорящие", письменные источ-ники, как наиболее достоверный путь познания прошлого. Но и они требуют критического подхода и анализа, так как чело-веку свойственна предвзятость, связанная с политическими и этническими симпатиями или антипатиями, а также потому, что автор письменных сведений об определённых истори-ческих событиях мог являться свидетелем не целого, а час-тичного.

Существуют также и "немые", материальные свидетельства прошлого. Это археологические материалы, архитектур-ные памятники, антикварные предметы и т.д. Туда же входит и изучение останков наших умерших предков, т.е. результаты работ антропологов. Хотя эти материалы не о чём не рассказывают, в отличие от письменных источников, но их изучение и систематизация нередко предоставляет больше информации о прошлом, чем некоторые иные источники. По ним мы можем выявлять очаги зарождения и территорию распространения древних цивилизаций, наслаждаться эстетикой их материальной культуры. Они дают нам осязаемое представление о прошлом и незаменимы при изучении древнейшего, "бесписьменного" периода человеческой исто-рии. Но всё же, немота данного источника может создать сотни гипотез, без дополнительной, письменной информации и потому два вышеуказанных источника взаимно дополняют друг друга.

То, что ускользнуло от пера современников минувших эпох, и то, что время развеяло в прах, не проходит бесследно в народной памяти. Человечество-создатель истории, и оно же самый устойчивый носитель информации о ней. Люди сохраняют информацию о минувших событиях в виде преда-ний и легенд о прошлом и передают их из уст в уста, из поколения в поколение. Это мифы и легенды, в которых какое-нибудь историческое событие, то есть истина о нём, услышанная от предков, перемешана с человеческим пере-осмыслением, домыслом и приукрашиванием последующих поколений, передававших их потомкам.

Как видим, мифы, подобно двум предыдущим, не очень достоверный источник прошлого, можно сказать более недостоверный, по причине деформированности его инфор-мации. Чем древне миф, тем более он обрастает домыслами пересказчиков. Но этот источник за покровом временной шелухи содержит в себе суть того, что считали наиболее важным сохранить и передать своим потомкам наши предки. А это очень важно, потому что легенда - это информация, переданная потомкам не одним "предвзятым" современником, а древнее мнение "народа" о сути его исторических свер-шений.

Но не только народ путём устной передачи сохраняет отрывочные сведения о своём прошлом. То, что укрыли или о чём не рассказали предки, не придав этому значения, а может быть, не запомнили потомки, мог донести до нас невидимый, но постоянный спутник народа, который знает про всё что, с ним происходило. Этот бестелесный свидетель - язык народа. Магомедов А.Г. как и многие языковеды, его предшествен-ники правильно отметил, что: "В языке находит своё отражение весь путь развития его носителей. В нём находит отражение духовная и материальная культура, условия быта, внешние связи и влияния, испытанные народом на протяжении тысячелетий, и многое другое". (Магомедов А.Г. "Материалы к сравнительному изучению чечено-ингушской лексики". ЧИНИИИЯЛ, Известия, т. VI, вып. 2, Яз.-ние, Грозный - 1965, с.107) Язык народа - это наиболее ценный источник для исследования прошлого бесписьменного народа. Это отмечал и П.К. Услар, первый серьезный исследователь нахчинского языка.

К этим четырём источникам добычи знаний о прошлом, можно добавить, что все эти свидетельства прошлого исследуются разными учёными мира под разными углами зрения, что выражается в разных методиках их изучения, систематизации, анализа и в построении вытекающих из всей суммы знаний выводов. И нельзя забывать, что наука история неотъемлемая часть национальной и государственной идеологии. А это значит, что хотя факты вещь упрямая, но умелая расстановка акцентов может выставить их в несколько искажённом и удобном для власти ракурсе.

Из вышесказанного видно, что выявление прошлого задача трудная и сопряжённая с кропотливым трудом. А также становиться ясным то, что историк должен быть человеком глубокомысленным, совестливым и ответственным. Но с имперской исторической наукой совесть учёного вещь несовместимая.

Науку, изучающую прошлое почти во всём мире называют "hистори". В нахчинском языке есть слово "хестор" означающее восхваление. Действительно современная наука история зиждется в основном на древних письменных источниках - летописях, восхваляющих достоинства своих героев (лидеров, предводителей, правителей) и народов описывая, таким образом, их деяния, великие и достойные восхваления, по мнению их современников.

Совпадение этих двух слов вряд ли случайно. Я думаю, что и в нахчинском языке стоит данную науку называть "хесторин 1илма", т.е. наука восхваления, имеется в виду восхваление прошлого, или же просто "хестори". При состав-лении этого нового для нашего языка термина, я преднаме-ренно отхожу от современных грамматических правил в пользу старой орфографии и просторечивой лексической формы (не хесторан 1илма, а хесторин 1илма), чтобы он имел различие от правильно склоняемого производного слова.

Отсутствие собственных нахчинских письменных источников, да и самой письменности, как мы уже говорили, является следствием утраты собственного государства рух-нувшего под ударами врагов и последовавшей за этим бесконечной вереницы нескончаемых войн с разного рода кочевыми пришельцами и соседями в том числе. Предкам нахчинцев и других родственных им кавказских народов пришлось укрыться в глухих горах, где произошёл определён-ный регресс их цивилизации и культуры. Но всё это вовсе не свидетельство того, что у нахчинцев и близкородственных им соседних народов нет истории. Ведь в мире было много древних и ныне не существующих народов, которые не раз меняли размеренный ход мировой истории, но при этом и не оставили письменных свидетельств о своих глобальных деяниях.

Но раз история это восхваление предков и их деяний, то история нахчинского народа сохранилась, как и история многих других народов, в её памяти, в устном народном творчестве. Из него мы узнаём, что нахчинцы древняя нация и происходит от пророка Ноха (коранического Нуха и библейского Ноя, да будет над ним мир).

Из преданий мы узнаём много имён героев нахчинского народа, от Турпала-Нохчо, прародителя всех нахчинцев, до первого президента Чеченской республики Ичкерия Джохара Дудаева. Это великаны (нарташ) - Сески Солса, Патарз, Ачамза, Германчи, Гоьжакх, Наур; народные герои (къонахий) - Адин Сурхо, 1ахин Темаркъа, Догмайра Ч1ега, Мадин Джаьммирза, эвтархойн Ахьмад; народные предводители, правители и их наместники (баччанаш, имамаш ва наибаш) - Тинин Виса, шейх Ушурма Мансур, Таймин Биболат, имам Шемал, ц1онтаройн Шо1ип, гихойн Са1дулла, Шелара Т1елхаг, имам 1аьлбиг-Хьаьжи, Зумсара Дуи 1ума, Исраилера Хьасан, Шарипуг1ера Майрбек; святые (авлияаш) - Сесанара Воккха-Хьаьжа, Иласхан-Юртара Кунта-Хьаьжа, Эвтарара Баматгири-Хьаьажа, Кхошк1елдара Юсуп-Хьажа; народные просветители (1елимаш) - 1елим Г1ойсуман Сух1айб-молла, Сух1айби Шах1аб, Элдарханера Таьштамар; просто отважные воины и народные мстители (майра б1аьхой, обаргаш а) вроде - Бенойн Бойсхар, Харачойн Зеламха, ва Мохьмадг1ера Хасуха а; и многие, многие другие.

В этом далеко неполном списке легендарных имён сохранённых народом перечислены, относящиеся к древней-шему периоду национальной истории люди-исполины в нарт-орстхоевском эпосе, и простые люди, помогающие в легендах и преданиях своему измученному народу, а также относящи-еся к средневековому и новому периоду истории народные герои, являющиеся историческими персонажами. А сегодня, в связи с новым витком героической борьбы нахчинского народа за свою независимость, героями народной молвы стали новые имена, известные всему миру, перечислять кото-рые не имеет смысла.

Народ сохранил и немало имён своих врагов и палачей: эла Мусост, эла Тепсаркъа, инарла Паскоч, инарла Ярмол, Деликин, Исталин и др.

Народная память сохранила для потомков некоторые сведения и о происхождении своего народа. В вышедшей в свет в 1895 году работе "Туземцы Северо-Восточного Кавказа", российский учёный-этнограф Н. Семёнов приводит нахчинское предание под названием "Летопись выхода предков племени Нахчу из селения Нахчувана". Его пересказ составлен на основе четырёх письменных версий предания имевшихся в его распоряжении тептаров, и принадлежавших, по словам автора, одна - жителю селения Ножай-юрт ичке-рийского общества Шах-булату, другая - жителю селения Ярык-су ауховского общества Темурко Урусханову, третья - жителю селения Цонтарой (Ичкерия) мулле Арсануко и четвёртая - бывшему ичкерийскому кадию Шамилю Кара-таеву. Предание гласит, что нахчи выходцы из Шама (терри-тории современных государств Ирака, Иордании, Сирии, Ливана и Палестины). Определённое время они проживали в Нахичевани и Закавказье, и, в конце концов, осели в урочище Нашха, откуда и расселились по всей Чечне, когда их число увеличилось и им стало тесно в горах. 

Ванские надписи оставленные хуррито-урартийцами, создавшими в глубокой древности множество государств, и обнаруженные в наше время археологами в восточной Тур-ции, открыли завесу, тысячелетиями скрывавшую древнюю историю нахчи. Учёные-лингвисты расшифровавшие эти надписи обнаружили, что язык, на котором они написаны, проявляет родство с восточной ветвью кавказских, яфети-ческих языков. Затем выяснилось что он, наиболее близок к нахчинскому языку.

Выходит нахчинская легенда о происхождении своего народа не врёт. А легенды никогда и не врут, а лишь приукра-шивают исторические события, и племя Нахчу (нохчий) действительно вышло из Нахчувана. Ведь на территории Восточной Турции, где найдены надписи на хуррито-урартийском языке, родственном нахчинскому, действительно расположен посёлок Нахчуван. В западных районах совре-менного Ирана и южных районах Азербайджана, на терри-ториях древней Мидии и давно исчезнувшего государства Маннеи, населённых в прошлом родственными урартийцам племенами, также расположено несколько населённых пунк-тов  с названием Нахчиван.

Вагапов Я.С. растолковывает этот топоним как состоя-щий из двух частей "нахчи" - общенациональное самоназ-вание всех нахчиязычных этнических групп и "ван" - место-пребывание, местонахождение. Он говорит что, учитывая следы продвижения нахчинского этноса в топонимии Азер-байджана и Грузии, становится понятным факт отражения самоназвания нахчинцев "нахчий" в названии Нахчиван (как исходного пункта нахчиев) и иноназвания сасан, обнаружи-ваемого в Закавказье и Иране. (Вагапов Я.С. Проблема происхождения нахского этноса в свете данных лингвистики. // Проблемы происхождения нахских народов. Махачкала - 1996, с.159, 160).

Всё это свидетельства истории нахчи. Но из-за отсут-ствия собственных исторических хроник, за исключением вышеупомянутой переписанной на русский язык летописи о происхождении своего народа, на нахчи долгое время пыта-лись надеть ярлык дикого народа без истории и прошлого. Хотя добросовестные учёные, искренне посвятившие себя исторической науке ради постижения истины, подобно автору книги "О доисторическом языке Закавказья" Туманову К.М., а не ради корыстных целей, говоря об неисторичности нахчи, заключали это слово в кавычки, тем самым, давая понять читателю как "не проявляли интерес" историки к этому народу. (К.М.Т. О доисторическом языке Закавказья. Тифлис - 1913). 

Одним из наиболее древних названий соответствующих самоназванию нахчи, наверное, можно считать  топоним Нахриа, название хурритской области. (Меликишвили Г.А. Урартские клинообразные надписи. М.-1960, с.6) Нахчинский историк-этнограф Хасиев С.-М. пишет также о каком-то упоминании народа нахчи египетским фараоном: "Первое, вполне историческое свидетельство, упоминающее этноним Нахч, относиться к 1-й половине II тыс. до н.э. и оставлено одним из Египетских фараонов". (Хасиев С.-М. Чеченцы. Независимый научно-публицистический журнал "Пхьармат" (Нохчийн фольклор, этнографи) №1, Соьлжа-г1ала - 1992 г., с.63) Области населённые урартийскими племенами назы-вались Нахчиана. Туманов К.М. в той же своей работе ука-зывает, что в древней армянской книге отмечено княжество Нахчери. (Туманов К.М. "О доисторическом языке Закав-казья", Тифлисе-1913, с.26).
 
Однако первым письменным упоминанием этнического названия "нахчи", считается свидетельство армянского источника VII века н.э. "Армянская география" о народе нахчматянк. Как пишет Н.Г. Волкова: "Среди античных и раннесредневековых источников, не упоминающих вайнахс-кие (современные - Б.Дж.) этнонимы, особняком стоит "Армянская география VII в.", …" (Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. Москва - 1973, с.123) В этом этнониме чётко различимы два нахчинских слова "нахч" - самоназвание нахчинцев, и "мат", то есть мотт - язык. Этноним нахчматянк и самоназвание нахчинцев нахчи, это фактически два идентичных названия, так как армянское окончание (-янк), то же что и русское (-нец). 

После упоминания в "Армянской географии" этноним "нахчматянк" исчезает и в дальнейшем подобный этноним, соответствующий этническому самоназванию нахчи нигде не встречается вплоть до XIV века, когда о церкви "народа нохче" упоминается в грузинском источнике в виде приписки в Евангелии, текст которого был опубликован М.Г. Джанишвили. (Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России, СМОМПК, 1897, вып. XXII) По-этому этот этноним не может быть нам полезен в раскрытии истории средневековых нахчи. И потому мы должны выискивать другие этнонимы, под которыми подразумевались бы нахчи и которые могли бы нам дать положительные сведения об их историческом прошлом.

Для этого мы должны, по крайней мере, знать опре-делённо территорию расселения нахчинских племён на протяжении интересующего нас времени, а это промежуток от VII века, после которого никакие источники не фиксируют этнонима нахчи, и до XV века, от которого и по сегодняшний день история нахчи нам более или менее известна. Современных нахчи (чеченцев, ингушей и бацбийцев) в антропологии относят к кавкасионам, наравне с другими кавказскими народами-кавкасионами являющимися древней-шими насельниками Центрального Кавказа.

Доподлинно известно, что вплоть до XIII-XIV веков, т.е. в интересующий нас период, восточной границей расселения абхазо-адыгских племён была река Лаба или территория чуть восточнее её между рек Лабой и Урупом. По свидетельству Ш.Д. Инал-Ипа этнографические границы абхазо-адыгских племён совпадают с границами распространения дольменных захоронений, а они проходят на востоке по реке Лабе. (Инал-Ипа Ш.Д. Страницы исторической этнографии абхазов. С. 28-30).
 
Работы Я.С. Вагапова, В.Н. Гамрекели, В.И. Абаева и других учёных-кавказоведов дают нам основания утверждать, что племена, расселённые в прошлом на территории от реки Лабы до Терека, западной границы расселения современных нахчи, были также нахчиязычны. То есть эти племена были родственными современному народу нахчи, и лишь впослед-ствии в середине второго тысячелетия подверглись ассимиля-ции некавказскими языками.

А этнической границей между современными дагестан-скими народами и народом нахчи, то есть восточной границей расселения нахчи, исторически и по сегодняшний день, является река Койсу - Сулак.

По мнению академика Ю.Д. Дешериева* чеченский, ингушский и бацбийский "языки", из которых, по сути, пер-вые два говоры, а последний диалект единого нахчинского языка, являются ветвью горских языков, занимающих среднее положение между дагестанскими и абхазо-адыгскими язы-ками, и их носители проживали на территории между тер-риториями дагестанских и абхазо-адыгских племён. (*Срав-нительно-историческая грамматика нахских языков и проблема происхождения и исторического развития горских кавказских народов. Грозный - 1963 г., с.56).
 
По свидетельству грузинской средневековой хроники нахчи также были издревле расселены по верховьям южных отрогов центральной части Главного Кавказского хребта "от Дидоети до Сванетии". (Леонти Мровели "Жизнь карлийских царей". Перевод с древнегрузинского, предисловие и коммен-тарии Г.В. Цулая. Москва-1979 г., с.30).

Значит, исторически достоверно, древние племена носители нахчинских языков проживали как в высокогорной зоне по обе стороны гребня Главного Кавказского хребта, так и на северной плоскости с запада на восток, от реки Лаба и до реки Сулак. В таком случае задача облегчается. Ведь на данной территории, в указанный нами период c VII по XIV века, почти все средневековые источники единогласно отмечают сарматское племя аланов или овсов грузинских хроник, под которыми имеется в виду один и тот же этнос. Багаев М.Х. в своей работе "Гипотезы о происхождении чеченцев и ингушей" заявляет, что древние следы истории чеченцев и ингушей, составляющих единый народ нахчи, - "надо искать среди алан и через алан". (VIII Крупновские чтения \ тезисы и доклады. Нальчик, 1978, с.44).

В наше время на указанной территории живут носители двух кавказских языков: нахчинского (чеченцы и ингуши) и адыгского (кабардинцы и черкесы); а также три тюркоязыч-ных народа (карачаевцы, балкарцы и кумыки) и кавказо-ираноязычные осетины. Но, аборигенным населением из носителей кавказских языков, здесь являются только нахчи. А адыгские племена черкесов и кабардинцев, по многочислен-ным фактам и свидетельствам некоторых письменных источников, мигрировали на эти земли после монгольского нашествия и развала позднесредневекового Аланского царства.

Как уже было отмечено, аланы являются сарматским племенем. В связи с этим следует отметить, что почти все этнонимы племён сармато-аланского мира, заканчиваются на слово "мат" - савро-мат, хари-мар, якса-мат и т.п., которые можно понимать как савро-язычные, хари-язычные, якса-язычные и т.д. Имея в виду племена древней Сарматии, перечисляемые автором "Армянской географии", Туманов К.М. пишет: "В ряду их назван и народ "нахчиматиане", о котором ни один из предшествовавших древних источников не упоминает. Рассматривая это слово, К. Патканов* говорит: "В именах сармат, савромат, яксамат, хечакмат, слог мат имел, вероятно, какое-нибудь значение, может быть земли, страны. То же само встречается у автора в имени народа нахча-матьянк. Окончание янк у армян этническое. Остаётся имя нахча. В этом виде мы встречаем это имя у чеченцев, которые и до сих пор называют себя нахче, т.е народ"". (Туманов К.М. О доисторическом языке Закавказья. Тифлис - 1913, с.10; *Древняя армянская география. В переводе К. Патканова. с.38).

Отмечу, что современный нахчинский язык до сих пор сохраняет значение "страна" этого древнего слова "мат", но обывателю известна лишь более распространённая в просторечье его уменьшительно-ласкательная форма, обра-зуемая при помощи суффикса (-иг): мат-т-иг > мет-т-иг (местечко, место). Нахчинское слово "мат/мет" в значении "страна, сторона" выявляется в выражении "муьлхачу мет-тера ву хьо", означающее "с какой ты страны, стороны, мес-та".

Вагапов Я.С. считает, что нахское слово "мат" в прош-лом означало также "этнос" и его значение поглощено поздними арабскими заимствованиями "къам" - нация и "халкъ" - народ. Он также считает, что эти этнонимические названия происходят из основного, наиболее употребитель-ного языка региона обитания этих племен, т.е. их создавал главенствующий этнос Сарматии. (Вагапов Я.С. Проблема происхождения нахского этноса в свете данных лингвистики. // Проблемы происхождения нахских народов. Махачкала-1996, с.166-168).

Была и критика относительно нахчинского происхож-дения этнонима "нахчматянк" и других сарматских племен-ных названий, в частности в работе уже цитированной нами Н.Г. Волковой "Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа". (Указанный источник, Москва - 1973, с.134) В "Географии" говориться о народе нахчиматянк, проживаю-щем на Северном Кавказе в районе Приазовья, у устья Дона, там, где Птолемей размещает яксаматов. Волкова пишет, что этот этноним не может соотноситься с нахчинским народом из-за географического несоответствия расселения древних нахчиматянов и современного народа нахчи, а также  из-за отсутствия информации о языке нахчматянов. Но в то же время как она с лёгкостью приписывает исключительно осетинам этноним алано - ассы, хотя об их языке также нет достоверных данных.

Чрезмерная "сомнительность" Н.Г. Волковой к нахчинс-ким этнонимам доходит до того, что, она не отрицая вроде бы принадлежность к нахчинским таких средневековых этнони-мов как "друздзуки" и "кисты", под которыми в средневе-ковых грузинских источниках определённо подразумевали нахчи, всё-таки ставит их под определённое сомнение лишь на основании того, что таких этнонимов нет в языке самих нахчи.

Я, конечно, не обвиняю Н.Г. Волкову в вайнахофобии. Но как мы видим, она строго следует существовавшей в советской исторической науке негласной установке "сверху", о том что "дикие" нахчи умудрившиеся причинить "великой" России столько неудобств, могут быть локализованы только в "глухих ущельях".

В письменной традиции широко распространено, безосновательное с научной точки зрения, мнение об исклю-чительной ираноязычности скифо-сармато-алан, которое, без оглядки на её неаргументированность, кочует из книги в книгу на сармато-аланскую тему. Р.Д. Арсунукаев в своей историографической работе по аланской теме "Вайнахи и Аланы" пишет, что это ситуация, при которой проблема иранства алан в среде лингвистов считается решённой на основе исторических данных, а историки находятся под решающим впечатлением исследований лингвистов. (Р.Д. Арсунукаев. "Вайнахи и Аланы",  Баку-202, с.67).

В монографии "Вайнахи и сарматы" Якуб Сираждинович Вагапов, отмечает, что если говорить исходя из совокупности языковых фактов, рассмотренных в этой его работе, то можно заключить, что среди сарматов доля северокавказского населения была значительной, а среди сирахов и алан основной костяк составляло нахчиязычное население, не исключая что среди аланского объединения племён изначально существовал иранский компонент, а затем и тюркский. (Я.С. Вагаповым. "Вайнахи и сарматы", Грозный-1990, с.110).

В том, что тюркский компонент существовал в поздней сарматской среде сомневаться не приходиться, но я не согласен с тем, что в ней также существовал иранский элемент. Индоевропейский определённо существовал, но не чисто иранский.

Получается всё с точностью наоборот. В то время как иранский компонент в среде сармато-аланских племён расселённых до Дона до сих пор находится под большим вопросом, последние исследования кавказских лингвистов сохранившегося материала сармато-аланского языка свиде-тельствуют, что в среде сармато-аланских племён преобладал северокавказский и в особенности нахчинский этноязыковой компонент. Тем не менее, этот факт в российской истори-ческой науке обходят молчанием и продолжают называть сармато-аланов ираноязычными племенами.

Как утверждает Я.С. Вагапов, элемент мат во второй части этих сложных, производных слов - сарматских этнонимов является объективным признаком их этнической принадлежности, который должен остановить чинимый над ними лингвистами-иранистами этимологический произвол: "Все эти факты свидетельствуют о том, что рассматриваемая группа сарматских этнонимов происходит из нахских языков. Эта основная, наиболее характерная группа сарматских этнонимов не может рассматриваться как факты иранских языков". (Вагапов Я.С. Проблема происхождения нахского этноса в свете данных лингвистики. // Проблемы происхож-дения нахских народов. Мат. науч. конф.-ции проведенной в Шатое в 1992 г., Махачкала-1996, с.170).

Исходя из сказанного, можно заявить, что на выше-указанной территории Центрального Кавказа издревле проживали предки нахчи, которые в средневековье создали Аланское царство. Как свидетельствует средневековый арабский источник, народ аланского царства составлял "союз четырёх аланских племён". В своей предыдущей работе "Мы - единый народ"  я постарался определить территорию расселения этих аланских племён и выяснить, к предкам каких современных кавказских народов они могли принадлежать.

На мой взгляд, как и предполагал Я.С. Вагапов, главенствовавшее аланское племя дахсас (по его версии нахсас) - это предки современных нахчи. А остальные три аланских племени это также вайнахи (наши люди), предки современных кавказских народов - осетин, карачаево-балкарцев и западных кумыков. Подобное деление имеет множество косвенных подтверждений. По  моему мнению, все эти племена в прошлом являлись нахчиязычными, по причине чего, вероятно, назывались вайнахами - "нашими людьми". Затем, когда они разошлись с нахчи в языке, вайнахами стали называться лишь собственно нахчинские племена - тукхумы.

Адыгские племена, которых мало коснулись походы монгольских орд, пришли на опустевшие земли разбитых в XIII веке монголами алан, став главенствующим племенем в левобережье Терека. Но, смешавшись с остатками их на-селения, многое переняли из их культурно-духовного наследия.

Именно между историками представителями пере-численных народов (за исключением кумыков), во второй половине XX века, развернулась борьба на научном фронте за право обладания "аланским наследием". Нахчинская сторона не отрицает, что каждый из этих народов является осколком аланской нации, но отрицает, что аланы пришлая нация и утверждает, что они являлись местным автохтонным населе-нием Кавказа. А это значит, что аланы в своей основе не были не ираноязычными, не тюркоязычными. 

По этому поводу В.А. Кузнецов, написавший несколько монографических работ и статей по аланской проблеме, делает вывод, основывающийся на опыте изучения истории и культуры северокавказских алан, о том, что без дальнейшей разработки аланской проблемы невозможно создать полно-ценной научной истории современных нахчи (чеченцев и ингушей), осетин, карачаевцев и балкарцев. (В.А. Кузнецов. Аланские племена Северного Кавказа. М.-1962, с.133).

Нахчинские адаты и традиции, сохранившиеся до наших день, и их сила в нахчинском обществе, сами за себя свидетельствует как о законах некогда принятых правителями и духовными лидерами бывших нахчинских государств. Это не только древние государства Передней Азии, но и средневековые государства Северного Кавказа. А также государство Кавказской Албании на Южном Кавказе, о котором мало что известно, но, по свидетельству Аммиана Марцеллина население которого вместе с родственными им массагетами, жившими на побережье Каспия южнее Дербен-та, связано генетическими узами с аланами Северного Кавка-за. Он говорит, что аланы это прежние массагеты. ("Книга XXIII". 5,16; ВДИ. 1949, №3,с.291 и " Книга XXXI". 2,12; ВДИ. 1949, №3,с.303) А аланы - это однозначно предки современ-ных северокавказских народов, среди которых ведущая политическая роль, как в прошлом, так и в настоящем принадлежит народу нахчи.

Многочисленные археологические и архитектурные памятники прошлого идентичные в Чечне, Ингушетии и соседних республиках, а также нартский эпос (повествующий о скифо-сарматком народе), распространённый среди нахчи, карачаевцев и балкарцев, осетин и адыгских народов, их единая духовная и этическая культура свидетельствует о единых корнях этих народов. Совокупность фактов историо-графического, археологического, этнографического и языко-вого характера даёт нам право причислять все эти народы к потомкам  скифо-сармато-аланских  племён  (к  "вайнахам"  - нашим людям) и наследникам их культуры, развитой ими в своих античных и средневековых государствах.

Значит, исследуя средневековую историю нахчи, мы будем, говорит об истории алан. Это и есть, как убеждён автор, северокавказская история нахчи, раскрытие которой для своего читателя является основной задачей данной книги. А так как хуррито-урартийские настенные надписи и тексты глиняных табличек, а также топонимика Древней Передней Азии свидетельствуют и о южнокавказско-переднеазиатской истории нахчи, то найти нити связующие эти две истории также входит в задачу нашего научного повествования.

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
© 2005—2015 Нахская библиотека