Zhaina - Нахская библиотека Добавить в ИзбранноеВ закладки Написать редакцииНаписать RSS лентаRSS
логин: пароль:
Регистрация! Забыли пароль?
Библиотека

Поиск
Опрос

Язык
История
Культура
Литература
Родина
Народ


Рассылка

» История » Вклад чеченского народа в победу над фашизмом в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Вклад чеченского народа в победу над фашизмом в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Ибрагимов Мовсур, Хатуев Ислам
За историческую правду

В исторической литературе тема вклада чеченского народа в победу над фашизмом также нашла определенное отражение. В разные годы в печати выходили труды, в которых освещались отдельные аспекты участия трудящихся Чечено-Ингушской АССР в Великой Отечественной войне1.Однако можно утверждать, что эта проблема также является и на нынешнем этапе одним из "белых пятен" в общей истории военного периода нашей страны. Во-первых, нет еще изданных обобщающих комплексных трудов по теме достойного вклада чеченского народа в победу над фашистской Германией. Во-вторых, тема участия чеченцев в Великой Отечественной войне долгое время была под запретом для исследователей-историков СССР. Кроме того, сами чеченские ученые в течение как минимум 13 лет (из-за необоснованной и преступной депортации всего чеченского народа в 1944 году в Казахстан и Киргизию) не имели возможности не только публиковаться по данной теме, но и вообще хоть как-то исследовать ее. В период с начала депортации и вплоть до XX съезда КПСС партийное руководство Советского Союза посредством своих пропагандистско-идеологических, а порой и репрессивных рычагов работало на создание искусственного образа чеченцев как бандитов, предателей-коллаборационистов и т.п.

Наконец и в наши дни находятся публицисты, историки и даже отдельные политики, которые абсолютно беспочвенно, методами передергивания фактов, искажения источников, фальсификацией, а то и элементарными домыслами, пытаются, вопреки исторической правде, реанимировать старые сталинско-бериевские ярлыки "пособников оккупантов", "изменников Родины", "бандитских элементов" и пр., которыми в свое время официальная пропаганда щедро "одарила" весь чеченской народ, впрочем, как и карачаевцев, балкарцев, ингушей, калмыков, крымских татар, немцев, греков, турок-месхетинцев. Фальсификаторами даже был придуман миф о "белом скакуне", которого чеченцы якобы собирались дарить Гитлеру2, а некоторые авторы заявляли о "массовом предательстве чеченцев в годы Великой Отечественной войны"3.
Авторы подобных утверждений, помимо того, что вступают в явное противоречие с доказанными научными фактами, ставят под сомнение содержание и правовые оценки таких основополагающих законодательных актов, как Декларация Верховного Совета СССР " О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению их прав" от 14 ноября 1989 года; Постановление съезда народных депутатов РСФСР "О жертвах политических репрессий в РСФСР" от 11 декабря 1990 г.; Постановление Кабинета Министров СССР "Об отмене постановлений бывшего Государственного Комитета обороны СССР и решений Правительства СССР в отношении советских народов, подвергшихся репрессиям и насильственному переселению"; Закон РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" от 26 апреля 1991 г. и других федеральных и республиканских законодательных актов. В этих актах однозначно и безоговорочно определены и в правовом отношении оформлены два основных вопроса: 1) обвинения чеченцев, как и других репрессированных народов, в предательстве - это "политика клеветы", "клеветнические нападки" на целые народы; 2) депортация народов, в том числе чеченцев, - это "тяжелейшие преступления" против "основ международного права", против "собственного государства", это "произвол и беззаконие", это "трагедия всей России"4.
Еще в 1964 году одним из первых в современной литературе взялся оправдывать сталинско-бериевскую точку зрения на выселение народов Андрей Губин в повести "Созвездие ярлыги", опубликованной в № 8 журнала "Октябрь". Противоречащие науке и, в значительной степени, здравому смыслу обвинения целого народа в "предательстве" подхватили и развили дальше другие авторы: С. Муриков в журнале "Звезда", 1988 г.; Н. Горбачев в журнале "Москва" (№№ 6-8 за 1989 год); Владимир Логинов в альманахе "Шпион" (№№ 1-2 за 1993 год); И. Пыхалов в журнале "Отечество" (№ 7 за 2002 г.), а также Г. Погреб-нов, Э. Эркенов и другие. Эти утверждения противоречат исторической правде. Народы Северного Кавказа, в том числе и чеченский, как и народы всей страны, искренне откликнувшиеся на обращение Сталина от 3 июля 1941 г., призвавшего их на Отечественную войну, с первого дня считали эту войну против немецких агрессоров войной освободительной, борьбой за собственное дальнейшее существование. Факты измены, предательства, сотрудничества с немецким военным командованием и оккупационной администрацией не были исключением и на Северном Кавказе, равно как они имели место во всех без исключения оккупированных районах страны. Однако следует признать, что в некоторых районах СССР, оккупированных противником, удельный вес населения, сотрудничавшего с фашистами, был выше, чем в национальных автономиях Северного Кавказа и тем более в Чечено-Ингушетии, которая не была оккупирована фашистскими захватчиками5.
Чтобы обосновать эту преступную акцию по депортации чеченского народа в 1944 году, сталинско-бериевские подручные, идеологические работники, сотрудники НКВД голословно обвинили чеченцев в пособничестве немецким оккупантам, в измене Родине. Однако фактов массового добровольного перехода чеченцев на сторону немецких фашистов в годы Великой Отечественной войны, тем более участия чеченцев в военных действиях против советских войск, не существует6. Наоборот, несмотря на непрекращающиеся акции произвола и репрессий, проводимых органами НКВД в предвоенные годы и вызывавших среди чеченцев и ингушей все нарастающее недовольство, в первые же дни Великой Отечественной войны, начавшейся 22 июня 1941 года, горцы Северного Кавказа вместе с другими народами Советского Союза поднялись на защиту Родины7.
Помимо всего прочего, отрицает "немецкий след" в национально-освободительной борьбе чечено-ингушского народа и официальная статистика самих властей и карательных органов, показывающая, что в годы войны численность активных противников сталинского режима в Чечено-Ингушетии не намного превышала довоенные показатели8. Восстание против Сталина, которое было поднято небольшой частью горцев Чечни под руководством X. Исраилова и на которое так часто ссылаются в поисках оправдания депортации чеченцев, началось еще в 1940 году, когда СССР и фашистская Германия и, соответственно, Сталин и Гитлер не находились во враждебных отношенях, а наоборот, были связаны "Пактом о ненападении" и "Договором о дружбе и границах".
Ответственные работники НКВД в Москве и в первую очередь в Чечено-Ингушетии намеренно искажали реальную действительность, явно завышая цифры "бандитских элементов", "предателей" в республике. Делалось это, с одной стороны, по заказу Л. Берии, а с другой - для собственного продвижения по службе, получения званий и наград.
То, что подобные авторы преднамеренно подтасовывают факты, это как-то можно объяснить. Удивляет другое. Некоторые солидные исследователи - ученые-историки, преднамеренно или по незнанию публикуют недоказанные, а в большинстве случаев просто несуществующие данные о количестве членов антисталинской "Особой партии кавказских братьев" X. Исраилова (который был также поддержан М. Шериповым). Так, в солидной монографии докторов исторических наук Н.Ф. Бугая и А.М. Гонова в списках организации Исраилова значится 5000 человек, а готовых за ними следовать - 24970 человек9, тогда как такого количества взрослых мужчин в то время просто не было в 20 указанных авторами высокогорных чеченских аулах. При всем уважении к ученому Н.Ф. Бугаю (который, кстати, наряду с Х.-М. Ибрагимбейли одним из первых опубликовал в начале 90-х годов в журнале "Вопросы истории" объективную статью "Правда о депортации чеченского и ингушского народов") приходится констатировать, что многие отечественные исследователи пользуются непроверенными, а то и специально искаженными цифрами и другими данными работников НКВД и более поздних авторов, сочувствующих исполнителям и вдохновителям репрессивных акций. Тогда, как в этом случае страдает прежде всего объективность и правдивость в изложении исторических фактов и событий. Тот же И. Пыхалов, на наш взгляд, ведет игру в статистику, манипулируя цифрами, извлеченными из сомнительных источников и публикаций10. Весьма показателен и интересен и такой источник, показывающий несостоятельность обвинения чеченского народа в коллаборационизме, как книга сына Лаврентия Берия - Серго. Вот что пишет Сер-го Берия: "В обороне Кавказа участвовали и местные жители. На горных перевалах насмерть стояли и ингуши, и осетины, и чеченцы. Я это видел своими глазами... К сожалению, решение Политбюро было принято, и этих людей выслали. Подлость, безусловно. Но приказ был отдан, и внутренние войска были вынуждены эту подлость сделать"11.
Как справедливо отмечает В.И. Филькин, известный историк, бывший в период с 1939 по 1943 год секретарем Чечено-Ингушского обкома КПСС,".. .никакого восстания в Чечено-Ингушетии не было, и быть не могло. Никакого массового сотрудничества чеченцев и ингушей с немцами также не было. ...Бандиты на территории Чечено-Ингушетии были. Бандиты, какой бы национальности они ни были, всегда остаются бандитами. В данном случае бандиты, действовавшие в ряде районов Чечено-Ингушетии, не имели никакого права представлять чечено-ингушский народ, как не имели права представлять русский народ власовцы, или бендеровцы - украинский народ"12. В горных районах республики действовало несколько десятков банд, в составе которых, по данным того же В.И. Филькина, находилось свыше 350 человек. И эти бандформирования к концу 1942 года были фактически ликвидированы силами НКВД ЧИАССР. Опасности для Советской власти на территории Чечено-Ингушской АССР и тем более для СССР они не представляли (см. там же, с. 31). Показательно, что в ликвидации этих банд активное участие принимало население республики. Так, в октябре 1942 года в селении Махкеты Веденского района бандиты напали на колхозную животноводческую ферму и магазин, но получили достойный отпор со стороны колхозников и, понеся потери, вынуждены были отступить. 22 ноября 1942 года в селении Гуни этого же района банда в составе 34 человек, вооруженная винтовками, напала на колхозную ферму с целью ее разграбления. Колхозники во главе с Лбубакаром Хамбахадовым и Магомедом Вахабовым организовали отпор грабителям. В бою, который продолжался свыше двух часов, жители села убили и ранили 18 нападавших, остальные спаслись бегством. В этом бою пали смертью храбрых Абубакар Хамбахадов, Магомед Ва-хабов, Абзаил Аюбов, Ваха Джамалаев и другие. За проявленное мужество и храбрость они были представлены к правительственным наградам, но, к сожалению, ни родственники погибших, ни оставшиеся в живых герои наград Родины не получили: где-то затерялись наградные документы. Было бы справедливо, если хотя бы сейчас, в канун 60-летия Великой Победы, награды дошли бы до тех, кто заслужил их своей доблестью.
Таким образом, даже только эта небольшая часть имеющихся многочисленных фактов дает полное право утверждать: более чем достаточно веских доказательств несостоятельности обвинений чеченцев и ингушей в массовом пособничестве гитлеровцам, содержавшихся и в справках ответственных работников НКВД (Б. Кобулов, И. Серов и др.), и в трудах и публикациях авторов, вольно или невольно искажающих действительность в вопросе активного участия чеченского народа в борьбе с фашистской опасностью.
Помимо неоспоримых фактов, доказывающих несостоятельность теории "массового сотрудничества" чеченцев с немецко-фашистскими оккупантами, в последние годы появляется все больше и больше документально подтвержденных данных о действительно массовом характере героического участия многих десятков тысяч представителей чеченского народа против гитлеровских захватчиков на фронте и в тылу. Ученым в последнее время становятся известны все новые и новые примеры мужественной борьбы чеченцев вместе с представителями других народов страны против общего врага. Воины из Чечено-Ингушетии участвовали, помимо активной непосредственной борьбы с немецкими захватчиками, и в советско-финской войне 1939-40 гг., в итальянском антифашистском Движении Сопротивления, партизанских отрядах вдали от родины, в разгроме Квантунской армии и т.д.
Изучение произведений советских и российских писателей прошлых и нынешних лет является прекрасным средством для воспитания настоящего гражданина - патриота и интернационалиста. К таким произведениям о славных сынах чеченского народа относятся "Брест-орешек огненный" X. Ошаева, "Казбек принимает бой" II. Лебедева, "Прометей в танковом шлеме" Р. Белевитнева, "Повесть о последнем рейде" П. Брикеля, "Солнце в крови" - книга о Герое Советского Союза X. Нурадилове и др.
Открываются неизвестные ранее данные о количестве чеченцев, с оружием в руках вставших тогда на защиту Родины.
Герой Советского Союза, ветеран Великой Отечественной войны Хансолт Дачиев, например, вспоминал, что только из одного маленького чеченского села Гезлой-Эвла на фронт ушли 39 человек и только семеро из них вернулись (с орденами и медалями) домой. Село Кулары Грозненского района дало фронту около 200 бойцов, из которых более половины по-  гибло на полях сражений.
Мужественно сражались ни фронте куларинцы К. Иб-ригимов, К. Докуев, X. Ама-ев, А. Дасаев, А. Устарханов и др.
Хеса Амаевич Амаев ушел на фронт в 1941 г., участвовал в Сталинградской битве, в сражении на Курской дуге, принимал участие в освобождении Чехословакии. Закончил X. Амаев свой боевой путь на улицах поверженного Берлина. Имел три ранения. Среди наград фронтовика были орден Славы III степени, медаль "За победу над Германией" и многие другие награды.
Узнав о депортации чеченского народа, Хеса Амае-вич попросил у властей разрешение посетить родину. Такая возможность фронтовику была предоставлена. Он получил разрешение 24 часа находиться на территории Чечни (в то время уже Грозненской области). Здесь X. Амаев, взяв с собой горсть родной земли, отправился в Джамбульс-кую область, куда были высланы его земляки.
16 декабря 1941 г. добровольно вступил в ряды Красной Армии и стал рядовым 3-го кавалерийского полка 114-й кавалерийской дивизии А. Устарханов. Командовал этим полком легендарный капитан М. Мазаев. В начале июля 1942 г. А. Устарханов окончил курсы офицеров и вместе С другими курсантами ждал присвоения звания лейтенанте. Приказ должен был поступить из Северо-Кавказского округа, но в ночь с 11 на 12 июля их подняли по тревоге и все училище перебросили в действующую армию под Сталинград.
После разгрома гитлеровских войск под Сталинградом А. Устарханов участвовал в боях на Курской дуге. Здесь его тяжело ранило. На излечении находился в городе Кирове. Затем был направлен во 2-е Ленинградское военно-пехотное училище, дислоцировавшееся в г. Глазаве Удмуртской АССР, в минометное отделение. В конце октября 1944 г., с отличием окончив это училище, снова отправился на фронт. Взвод А.У. Устарханова был в числе первых подразделений, перешедших с боями границу в районе г. Шталужнен. А. Устарханов участвовал в штурме города Кенигсберг (Восточная Пруссия), взятие которого завершилось 9 апреля 1945 года. После взятия Кенигсберга подразделение А. Устарханова продвигалось с боями на Запад по территории Восточной Пруссии. Войну с немецкими захватчиками наш земляк закончил 26 апреля 1945 г., когда был взят портовый город Фишхаузен на побережье Балтийского моря.
В середине мая 1945 г. дивизию, в которой служил А. Устарханов, в числе большого количества советских войск перебросили на восток. 9 августа 1945 г. войска подошли к границе с Японией в районе Манчьжурии.
С боями, громя японских самураев на своем пути, подошли к г. Винилицо. 2 сентября 1945 г. был завершен полный разгром миллионной Квантунской армии Японии.
В апреле 1946 г. А. Устарханова откомандировали в Китай, г. Цицикар, где он находился до конца 1946 года. А. Устарханов был награжден тремя орденами Отечественной войны, орденом Красной Звезды и четырнадцатью медалями, в т.ч. числе "За оборону Сталинграда", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией", "За обеду над Японией" и др.
Ветеран труда Махмуд Махаджиев рассказывал на страницах местной газеты о некоторых новых данных по своему родному селу. Так вот, по словам автора, "...только в 1942 году из с. Автуры Шалинского района республики в действующую армию были призваны 900 человек"13. Из одного только Гудермесского района в 8-й роте, защищавшей Брестскую крепость, было 14 человек. Из них живыми ич крепости вышли Алади Саламов и Али Гайтукаев. Погибли, сражаясь с врагом, А. Висингириев, А. Дутуев, X. Кадиев (из с. Ишхой-Юрт), 3. Ибрагимов, В. Таузарха-нов (из с. Кошкельды), М.-С. Эсбулатов (из с. Азамат-Юрт), X. Шамилев, М. Бакриев, 3. Асхабов (из г. Гудермес) и многие другие. Али Гайтукаев перечислил имена 80-ти человек, которые ушли на войну только из одного села Ишхой-Юрт.
В Великой Отечественной войне участвовало более 300 выходцев из чеченского селения Брагуны, из которых добровольно ушло на фронт около 50 человек. Более по-ловины из них не вернулись, многие были посмертно удо-стоены правительственных наград - так же, как те, которые вернулись домой: 9 человек награждены двумя или тремя орденами, орден Славы III степени получили 4 участника войны, а 15 человек - медаль "За отвагу", а одному брагунцу - Ахмару Гусейнову - не было присвоено зва-ние Героя Советского Союза только из-за личных амбиций командира подразделения, в котором служил А. Гусейнов.14
В с. Центорой Ножай-Юртовского района с самого начала войны началась мобилизация. Руководили сходами, как всегда, сельские авторитеты: Вадуд, Израил, Джалалди. Старейшина Вадуд сказал на сходе граждан села следующее: "Защита Родины - священный долг каждого гражданина СССР. Это завещали нам наши предки. У меня два сына: Шамсудин и Камил, которым по 16 лет, и племянник Усман. Я их посылаю на защиту Родины...". После выступления Израила и Джалалди слово взял секретарь парторганизации колхоза Денисолта Мурадов. "Как Вы знаете, я только что вернулся с финского фронта, - сказал он. - А теперь настало время защитить Родину от фашистских захватчиков". Заявления о добровольном уходе на фронт подали Н. Абдулгапуров, Ш. Сайханов, С. Сай-ханов, У. Мазаев, Э. Хасмагомедов, С. Умаров, X. Далаев, У. Исаев, У. Абдул-Азизов, Д. Сайханов и др. - всего более 100 человек. Секретарь комсомольской организации колхоза Шамсудин доложил следом, что все комсомольцы села уходят на фронт. "Я сам возглавлю их. Первыми написали заявления комсомольцы Т. Таипов, Б. Кудусов. А всего от молодежи поступило 20 заявлений," - сказал он. Т. Таипов впоследствии был награжден орденом Ленина, А. Абдулазимов закончил боевой путь после освобождения столицы Югославии г. Белграда. Он так же, как и другие воины из с. Центорой (А. Ванаев, Э. Иштаев, X. Алиев, Ш. Эдилгириев и др.), имел много правительственных наград15.
Ветеран войны и труда X. Даниялов поведал историю о том, как в феврале 1944 года советские войска вели бои за Днепром. В районе поселка Терноватка хорошо вооруженная группа эсэсовцев продолжала оказывать сильное сопротивление. Командование полка (подполковник Родионов) организовало группу из наиболее опытных и закаленных бойцов для выполнения особо ответственных заданий. В нее вошли чеченцы А. Мадаев из поселка Новогрозненский, X. Закриев из Центороя, X. Лилаев, А. Тасаев, Д. Басаев (все из г. Грозного) и другие. С их помощью удалось уничтожить одно из подразделений врага и взять в плен 32 фашиста. Мадаев за эту операцию получил медаль "За отвагу", а Лилаев - "За боевые заслуги".
На фронтах Великой Отечественной войны только из одного небольшого населенного пункта Чечни — станицы Серноводской - воевали 411 чеченцев. Многие из них пали в сражениях с немецко-фашистскими захватчиками. Документально доказано, что только за один день - 25 января 1943 года добровольцами на фронт из этого населенного пункта республики ушли 30 человек, многие из которых геройски погибли на Дону в боях с фашистскими оккупантами. Во время проводов перед зданием конторы местного колхоза, где собрались селяне и партийно-хозяйственное руководство Сунженского района, от имени добровольцев выступил лейтенант Эмиша Харачоев, который сказал: "Никто из нас не склонит головы перед фашизмом, будем драться до последних сил и до полной победы". На сегодняшний день установлены имена всех 30 добровольцев: А. Идигов, Т. Хамзаев, У. Сусуркаев, А. Арсамбаев, Д. Джамбеков, А. Дениев, Д. Гансуев, X. Шавлаев, М. Ибрагимов, Н. Дабаков, А. Дукаев и др16.
Благодаря неустанным поискам жителя села Новые Атаги Султана Умарова удалось по крупицам воссоздать героический путь его брата Мовлди Абдул-Вахабовича Умарова, верного сына чеченского народа, отдавшего свою жизнь за свободу и независимость Родины. Еще одна яркая звезда засияла на небосклоне созвездий Героев в мае 1996 г. Справедливость восторжествовала...
Мовлди Абдул-Вахабович Умаров родился в 1921 году в селении Новые Атаги. Подростком он ничем не отличался от сотен своих сверстников, разве что особой тягой к знаниям. Окончив семь классов Ново-Атагинской начальной школы, Мовлди поступает учиться в ФЗО при заводе "Красный молот" г. Грозного. Затем продолжает учебу в Серноводском педагогическом техникуме, который с отличием заканчивает в 1939 году. С 1 сентября 1939 года он работает преподавателем Серноводского педагогического техникума. Через два месяца М. Умарову вручают повестку из Атагинского РВК о призыве на действительную воинскую службу, которую он начал в городе Архангельск, где прослужил только около 3-месяцев, пройдя курс молодого бойца. Затем - участие в войне с финнами. За проявленное мужество и героизм в финской кампании и учитывая желание молодого бойца, его отправляют учиться в Ленинградское пехотно-командное училище, после окончания которого присваивают звание лейтенанта. В начале Великой Отечественной войны Мовлади Умаров был заместителем командира роты по политчасти. А вскоре в звании старшего лейтенанта командовал ротой. Воевал на Западном фронте, на Смоленском направлении.
Со дня депортации чеченского народа в Среднюю Азию связь родственников со своим сыном и братом прервалась. Много сил, энергии и всяческих бюрократических препон со стороны разного рода чиновников пришлось преодолеть его брату Султану Умарову, тоже бывшему фронтовику, прежде чем удалось добиться истины в деле Мовлди. И все же он собрал немало архивных данных. Приведем некоторые из них. " 1. Сообщаем что в приказе по войскам Западного фронта № 015/н. от 13.01.43 г. значится: "От имени Президиума Верховного Совета Союза СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и отвагу - награждаю:
по 7 гв. Стр. корпусу орденом Красного Знамени ст. лейтенанта Мовлди Абдул-Вахабовича Умарова (так в пр.) - командира стр. роты".
11.02.43 г. в районе Скучарево, на участке, обороняемом ротой, которой командовал ст. лейтенант М. Умаров, противник после интенсивной артподготовки повел наступление численностью до 350 солдат. Командир роты М.Умаров подпустил на близкое расстояние гитлеровцев и ружейно-пулеметным огнем в упор начал расстреливать их. Первые наступавшие цепи фашистов были почти полностью уничтожены. Противник подбросил численно превосходящие силы и ворвался в траншею обороны роты М. Умарова. Будучи дважды раненным, с перебитой рукой, с возгласом: "За Родину! За Сталина! Вперед!" Умаров пошел в контратаку. В этой ожесточенной схватке он пал смертью храбрых. На поле боя (в траншеях) противник оставил более 100 трупов.
За проявленное мужество и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной в войне 1943-1945 гг. Умаров Абдул-Вахабович, 1921 пр., приказом командования войсками Западного фронта представлен к присвоению посмертно звания Героя Советского Союза 18.02.43 г.
Звание Героя Советского Союза М.А-В. Умарову так и не было присвоено даже посмертно. И причина была одна: он - чеченец. И только по прошествии долгих 53 лет справедливость восторжествовала: Указом Президента Российской Федерации от 16 мая 1996 года Мовлди Аб-дул-Вахабовичу Умарову было присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно - за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.
А 19 февраля 2005 года на сходе граждан селения Новые Атаги было принято решение о переименовании одной из улиц села в улицу имени Героя России М. Умарова.
Из горного Итум-Калинского района на фронт ушли более 50 человек, из которых 11 человек дослужились до офицерских званий. Офицер М.С. Бетигов, который с боями дошел до Праги, имел 19 правительственных наград. Итумкалинцу Саадуле Мусаеву, который своим телом закрыл амбразуру вражеского дзота, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза. А разведчик Деми Ацаев имел 10 боевых наград.
Доказано, что в непосредственном штурме Рейхстага в Берлине в 1945 году участвовали также и чеченцы. Подобных фактов становится все больше по мере более основательного и глубокого изучения данной проблемы. Отсюда и особая актуальность дальнейших исследований в этой области.
В рамках данной брошюры мы распологаем возможностью привести только небольшую часть конкретных примеров ратных и трудовых подвигов представителей чеченского народа в общей борьбе всех народов СССР против фашистской Германии и ее союзников.






1 Абазатов М.А. Чечено-Ингушская АССР в Великой Отечественной войне. - Грозный, 1973; Филькин В.И. Чеченско-Ингушская партийная организация в годы Великой Отечественной войны. - Грозный, 1964; Висаитов М. От Терека до Эльбы. - Грозный, 1966; Крепость на Тереке. Сб. очерков. - Грозный 1963; Ибрагимов М.М. Народы Северного Кавказа в период Великой Отечественной войны. - М., 1997; Ошаев X. Брест - орешек огненный. - Грозный, 1990; Гакаев Х.А. В годы суровых испытаний. - Грозный, 1988; Ибрагимов М.М. Власть и общество в годы Великой Отечественной войны (на примере национальных республик Северного Кавказа) - М., 1998 и др.

2 См.: Чеченцы: история и современность. Под общ. ред. Айдаева Ю.А. - М., 1996.
С. 278.

3 См.: Музаев М.А. Айсберги лжи и клеветы (К 60-й годовщине Дня Памяти) // Вайнах. 2004, №2. - С. 55.

4  См.: Музаев М. Айсберги лжи и клеветы... - С. 56.

5 Ибрагимов М.М. Власть и общество в годы Великой Отечественной войны. - М.,
1998. - С. 346.

6 Айдамиров А. Корни чеченской трагедии. - Грозный, 2001. - С. 3.

7 Шахбиев 3. Судьба Чечено-Ингушского народа. - М., 1996. - С. 214.

8 Ибрагимов М.М. Народы Северного Кавказа в период Великой Отечественной
войны 1941-1945 гг. - М, 1997. - С. 227.

9 Бугай Н.Ф., Гонов А.М. Кавказ: народы в эшелонах. - М., 1998. - С. 135.

10 См.: Музаев М. Айсберги лжи и клеветы...

11 Берия С. Мой отец - Лаврентий Берия. - М., 1994. - С. 21.

12 Филькин В.И. Патриотизм трудящихся Чечено-Ингушской АССР в период Великой Отечественной войны. - Грозный, 1989. - С. 32, 34.

13 "Зама", №№ 1-2, 6 января 2005 г.

14 "Гумс", 26 марта 2005 г.

15 "Гумс". № 19-20, 12 марта 2005 г.

16 "Сольжа". №№ 1-2, 1 января 2005 г.

 


 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
1) Исонн (25 июля 2009 23:46)
Дед друга,полный кавалер орденов славы,говорил:"Если бы на фронте он узнал о нашем выселении,безусловно перешёл бы на сторону немцев.И тогда мы посмотрели бы кто победит в войне."К сожалению,немцы проиграли.Не всегда побеждает правый.А историю пишут победители.Хотя проигравшие побеждают экономически и социально.Надеюсь,мы тоже победим,с помощью АЛЛАХА.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
© 2005—2015 Нахская библиотека