Zhaina - Нахская библиотека Добавить в ИзбранноеВ закладки Написать редакцииНаписать RSS лентаRSS
логин: пароль:
Регистрация! Забыли пароль?
Библиотека

Поиск
Опрос

Язык
История
Культура
Литература
Родина
Народ


Рассылка

» Литература » Чеченский волк Солтамурад Беноевский
Чеченский волк Солтамурад Беноевский Долхан Хожаев
Часть 2

6 июля русские войска двинулись из Андии в Дарго. Под началом главнокомандующего М. С. Воронцова были в этом отряде 8 тысяч пехоты, 1200 кавалерии, 350 артиллеристов и 16 орудий. Уже в ночь с 5 на 6 июля по всем аулам Чечни помчались гонцы с призывом встать на защиту Родины. Байсунгур с отрядом муртазеков двинулся к Дарго. Солтамурад был оставлен в Беное для сбора ополчения и укрепления аула. Дорогу царским войскам преградили немногочисленные успевшие подойти жители ближайших чеченских селений Большое Дарго, Беной, Белгатой, Центорой, Энгеной и другие. Вместе с чеченцами был и небольшой дагестанский отряд, посланный имамом из столицы Дарго. Несколько сот чеченцев, заняв, заранее сделанные 20 завалов на больших деревьев с переплетенными сучьями, планировали пропустить царский отряд в глубь леса и начать сражение. Русские войска без выстрела заняли первый завал и бросились на второй. Тут первым выстрелом из винтовки беноевец БIештиг убил полковника генерального штаба Левисона. Началась перестрелка. Теряя раненых и убитых, царские войска шли вперед чеченцев было слишком мало, чтобы остановить их. Мюриды на отдельных участках пропускали часть отряда без сопротивления, затем отрезали его от основных сил, окружали и полностью уничтожали ружейным огнем и кинжальными атаками.

У русских был убит генерал Фок. Всего, по официальным данным, было ранено и убито 160 солдат и офицеров. Погибло также много лошадей. Сожженный по приказу Шамиля Дарго был захвачен русскими. К Дарго к Шамилю 7 июля начали стягиваться отовсюду
отряды чеченских наибов. С ополчением беноевцев подошел и Солтамурад. В ночь с 7 на 8 июля Шамиль на военном совете приказал наибам устроить засаду в лесу для перехвата русского транспорта, который, по данным чеченской разведки, должен был прибыть из Андии в Дарго через два дня. Весь день и ночь воины Солтамурада рубили завалы. Самый крупный отряд ополчения составляли беноевцы.

Под началом Байсунгура и Солтамурада был пятисотенный полк ополченцев. В рядах ополченцев из Беноя и других сел было много женщин и подростков. 8 июля в местности между Белгатоем и Дарго произошел бой, в котором царские войска потеряли 187
солдат и офицеров убитыми и ранеными. В этом бою погиб молодой дагестанский наиб Шамиля Хитын из с. Данухи. Было ранено несколько человек из Беноя.

9 числа 4-тысячный отряд под командованием генерала Клюки фон Клугенау по приказу Воронцова двинулся за провиантом из Дарго к дороге от Речельского перевала. К Шамилю прибыли в этот день плоскостные чеченцы. 9 и 10 июля состоялось сражение чеченцев с отрядом Клугенау. Чеченцы отрезали отдельные части от основных сил, окружали, затем уничтожали их. Мюриды стремительно атаковали русских и тут же исчезали, продолжая стрелять. Неудержимые в ярости беноевцы во главе с Байсунгуром
и Солтамурадом буквально расколошматили колонну царских войск, вырезая шашками и кинжалами из русских рядов целые подразделения. Из мертвых тел солдат на дороге нагромоздились целые завалы. Потери несли и чеченцы. Упал с оторванной рукой
наиб Байсунгур. Пал со сквозной штыковой раной в грудь кадий Беноя Джонха. Пал насмерть пораженный орудийным ядром командир беноевской сотни Рамзи Ада. Разъяренные беноевцы с остервенением кидались врукопашную и резали солдат как волки, попавшие в отару овец. Раненый Солтамурад продолжал командовать беноевскими ополченцами. Русские несли огромные потери. Погибли генералы Викторов и Пассек. Количество раненых и убитых перевалило за тысячу.

Стараясь остановить возвращающийся в Дарго отряд, чеченцы продолжали ожесточенные атаки. Три пушки, большое количество провианта, оружия, вещей и денег были захвачены. Солтамурад получил еще одну тяжелую рану. Клочки изнуренного и
окровавленного войска Клугенау были спасены от полного уничтожения подошедшей помощью. Разгромленный царский отряд потерял по официальным данным 1326 раненых и убитых солдат и офицеров. Солдаты назвали это сражение "сухарной оказией".
Солтамурада и других раненых и убитых беноевцев отвезли домой. Остальные ушли обратно в бой.

До 20 июля продолжалось сражение в Ичкерии. Потеряв убитыми и ранеными 5 тысяч солдат, войска Воронцова были спасены подошедшим на помощь отрядом генерала Фрейтага. Горцы хоронили своих наибов Хитына из Гумбета, дылымского Хаджи-Бека,
андийского Мамада, чеченских Соипа и Эльдара, многих других ученых и почетных людей Чечни и Дагестана. Имам наградил Байсунгура и Солтамурада орденами за разгром царских войск. Байсунгур был надолго выведен из строя. Обрубок левой руки долго не заживал. Всю наибскую деятельность выполняя вскоре вставший на ноги Солтамурад. Наиболее неприятно было поражение Шамиля в дагестанском с. Кутиши, когда захваченные врасплох мюриды бежали от русской кавалерии, бросив пушку и
даже одежду имама и секиру его палача. В апреле 1846 года войска имамата ушли в дальний поход в Кабарду.

В это время Солтамурад и Байсунгур остались в Беное, отправив в поход несколько десятков воинов с командиром. После победоносного стремительного марша войска вернулись домой, произведя среди царского командования переполох. Выздоровевший
Байсунгур вновь возглавил беноевское наибство. В 1847 году в начале весны Шамиль приказал собраться всем наибам, ученым, почетным людям и сотенным начальникам Имамата в с. Белгатой в Ичкерии. Солтамурад поехал с Байсунгуром и другими
беноевцами в соседний Белгатой. Все присутствующие признали сына, Шамиля Гази-Мухаммеда наследником эмира и присягнули ему в верности.

Люди еще не успели разъехаться, а в народе уже пошли разговоры, что Шамиль передал своему сыну имамство как родовое наследство и что он заботится только о себе, чтобы возвышаться, но нисколько не думает о Боге. Люди стали подозревать Шамиля в том, что он жаждет богатства. Секретарь Шамиля Али-Хаджи (Гаджи-Али) писал: "Через это и произошло между учеными и некоторыми наибами с Шамилем разъединенность и несогласие. Некоторые наибы и другие, искавшие власти, старались дать делам Шамиля другое направление. Все наибы начали копить богатства и убивать напрасно мусульман, не различая между позволенным и запрещенным, между истиной и ложью. Они наружно только как бы исполняли приказания Шамиля, а в сущности старались обманывать и ниспровергнуть его. Шамиль их считал за помощников, но того не знал, что они изменники. В народе распространились притеснения, козни и сплетни, между тем, как Шамиль об этом ничего не знал, но как только замечал за наибами несправедливость какую-нибудь, то тотчас сменял их с должности. Они оклеветали перед Шамилем некоторых ученых наибов и других влиятельных лиц, истинно преданных ему, что будто бы они добиваются имамства. Шамиль верил им, удалял приближенных и сменял наибов. Однако впоследствии узнал их коварство, низкие поступки, зависть многих наибов - "доброжелателей" и противозаконные действия сыновей своих. Но это была такая болезнь, которую излечить или уничтожить не было ни средств, ни лекарств, оставалось покоряться только воле Божьей и его предопределению. С этих пор шариат наш обратился к низам (потому что толковали его каждый по-своему).
Дела приняли другое направление, потому что поступки наибов были соединены с несправедливостью. Но все старания Шамиля исправить дела были тщетны. Он остался один без помощников и часто повторял слова одного арабского поэта: "Я вижу 1000
человек, строящих здание, которое может разрушить один человек! То что же, сможет построить один человек, когда сзади по тысяче разрушителей?" Итак, с этого времени дела и предприятия Шамиля были безуспешны. Во всех походах и сражениях наибы поступали по своему желанию, вопреки приказаниям" (Гаджи Али. Сказание очевидца о Шамиле. Махачкала, 1990, с. 39 - 40).

Все эти разговоры не обходили и Беной. Солтамурад обсуждал все это с Байсунгуром и просил его передать имаму, чтобы тот исправил свои ошибки, так как авторитет Шамиля в народе вновь начал падать. Байсунгур долго не мог застать имама наедине, так как подхалимы и карьеристы постоянно обступали северокавказского эмира плотным кольцом. В конце концов раздраженный Байсунгур высказал в присутствии других все, что народ говорит о имаме, и попросил имама быть ближе к народу, не веря подхалимам. Но возгордившийся имам не воспринял слов верного наиба. После вспышки ссоры Байсунгур вернулся домой и больше решил не появляться во дворце эмира в Ведено.

Не много прошло времени, как по аулам был послан призыв Шамиля собраться для обороны дагестанского аула Гергебиль. С несколькими десятками беноевских муртазеков Байсунгур выехал в Дагестан. Солтамурад был оставлен для внутреннего управления. Через некоторое время в Беной вместе с радостной новостью об отступлении русских пришла леденящая весть о ранении и плене Байсунгура. Солтамурад, отдав распоряжения по наибству, тут же выехал вместе с братом Байсунгура Бирой и со своими братьями Муной и Ханмурадом в Дагестан. С помощью дагестанских наибов через разведку они установили месторасположение пленного наиба. Там же они узнали, что Байсунгуру русские врачи отрезали ногу. В середине июня 1847 года раненого наиба перевели из темирханшуринского гарнизонного госпиталя в тюремный госпиталь. Вскоре Солтамураду стало известно, что в начале июля Байсунгура отправят с оказией в штаб начальника левого фланга в крепость Грозную. Оказию должна была сопровождать одна рота Буринского полка. Солтамурад принял решение отбить Байсунгура в пути. Из Беноя к нему двинулись отборные муртазеки. Вместе с ними к Солтамураду прибыл доверенный имама с деньгами для выкупа Байсунгура.

Нападение воинов Солтамурада было удачным. Одноглазый, однорукий и одноногий Байсунгур был вырван из плена. Ненависть к поработителям накопившаяся у бывшего в плену наиба, заставила его, еще слабого от ран, участвовать в обороне Салтов. Но дагестанский аул Салты после героической защиты пал. Шамиль отступил. Бесконечная война шла своим чередом.

В 50-х годах погиб в бою, врезавшись в гущу противника, командир беноевского отряда Талшиб, награжденный двумя медалями Имамата. За отрубленную с мертвого тела голову Талшиба солдаты получили награды. Видя недовольство народа, имам пытался отстоять от сплетен свое доброе имя.

В 1850 году Совет Шамиля распространил обращение к народу: "От злодеяний, которые совершали они (наибы, муфтий, кадии старейшины. - Д. Х.), я чист. Я не враждебен к населению. Я не участник тех, которые совершают насилие". Однако большинство населения, уставшее ото всего, уже не было восприимчиво к словам имама. Люди стали привыкать к несправедливости, взяткам, воровству. Народом все больше овладевало равнодушие, неверие в победу. Некоторые знаменитые наибы (Сулейман-мулла, Хаджи-мурад, Бота Шамурзаев) стали переходить на сторону русских. Многих даже мало взволновало известие о начале войны падишахов Турции, Англии и Франции против русского царя в 1853 году и прокламации союзников, призывавших горцев выступить против общего врага. Но имам Шамиль, сознавая, что более удобного момента направить ход войны в выгодное русло для него не будет, активизировал военную и внешнеполитическую деятельность.

В конце мая 1854 года в селения Чечни и Дагестана пришел приказ собрать муртазеков для похода. Тяжело болевший Байсунгур послал с отрядом муртазеков Солтамурада.
Подразделениями беноевских муртазеков командовали одноглазый богатырь Мусхин Жаапар и Хухан Арб. Конные отряды чеченцев поступили в распоряжение сына Шамиля наиба Гази-Мухаммеда. Кавалерия и пехота собрались в аварском ауле Зyнуб-Каритля
близ Караты. Всего здесь было 12 тысяч войска с 3 орудиями. Цель похода Шамиль не объявлял никому. Через три дня в начале июня войска двинулись к с. Хуштада, затем к с. Тинда, потом Цунта. Заняв башню, имам послал Гази-Мухаммеда в Кахетию, а
Данилбека с 5-тысячной пехотой послал штурмовать царское укрепление в с. Шильды, где погибло около 40 мюридов и 60 было ранено. Погиб и наиб Хаджи-Мухаммед Тиндинский. Гази-Мухаммед с 5-тысячным войском ворвался в близлежащие селения перед Шильдями. Получив на другой день предписание от имама переправиться с конницей через р. Алазань, Гази-Мухаммед, оставив конных и пеших с их наибами на дороге в Шильду, с 500 конными чеченцами ворвался в Цинандали, где захватил богатое
имение князей Чавчавадзе и, взяв много добычи и пленных, возвратился обратно.

В плен попали внучки грузинского царя Георгия ХIII княгини Анна и Варвара Орбелиани и 18-летняя княгиня Нина Баратова с 20 детьми, слугами и француженкой гувернанткой мадам Драисе. Солтамурад с презрением и отвращением смотрел на грабеж и на
пленение женщин и детей. Он, был воин, а не мародер. В походе он был занят охраной Гази-Мухаммеда. В плен был взят и князь Чавчавадзе с его людьми. Всего пленных было взято в Грузии, по данным Мухаммеда ал-Карахи, 885 человек, сожжено 18
грузинских селений и убито более тысячи человек. Горцы в этом походе потеряли 40 человек убитыми, большинство из которых погибло при штурме Шильды, и около 60 ранеными. С богатой добычей мюриды вернулись домой. Получив свою часть добычи,
вернулись без потерь и беноевцы. Пленных княгинь весной 1855 года обменяли на р. Мичик в Большой Чечне на старшего сына имама Шамиля Джамалдина. Вся Чечня и Дагестан растроганно говорили о том, что имам не сдержался от радостных слез, увидев сына-заложника. Имам женил своего сына на дочери наиба Большой Чечни Талхига из с. Шали.

Но счастье изменило постаревшему имаму. Его войска терпели постоянно поражения. Наибы были заняты лишь обогащением и уже не особо горели желанием воевать. Народ был изможден войной и голодом, разуверился во всем и верил прокламациям русских.
Имам, заключив по совету Джамалдина с наместником русского царя на Кавказе генералом Н. Н. Муравьевым устное перемирие, отпустил из рук бразды правления и пустил дела почти на самотек. Особое внимание на "бездействия Шамиля во время
войны" и осады Карса русскими войсками обратил и сам Муравьев. В своем дневнике он писал: "Многие удивляются, что во время пребывания моего на Кавказе Шамиль и горцы ничего не предприняли, приписывая сие к особенному моему счастью. Явление это в самом деле покажется странным, если не расследовать причины оного. Горцы и Шамиль равно гнушаются подданничества султану и нам, домогаются они только свободы и потому их не могло польстить сближение с союзными державами, старавшимися их к тому времени склонить, да и не постигали они подобного союза".

Скачать:
dolkhan-khozhaev-chechenskijj-volk-soltamurad.pdf [251.24 Kb] (cкачиваний: 1)
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
1) Андрей (28 апреля 2008 21:02)
Интересно smilesmilesmile
2) Hoxcho (28 сентября 2009 13:26)
Цитата: Андрей
Интересно

Не то слово!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
© 2005—2015 Нахская библиотека