Zhaina - Нахская библиотека Добавить в ИзбранноеВ закладки Написать редакцииНаписать RSS лентаRSS
логин: пароль:
Регистрация! Забыли пароль?
Библиотека

Поиск
Опрос

Язык
История
Культура
Литература
Родина
Народ


Рассылка

» Литература » Чеченский волк Солтамурад Беноевский
Чеченский волк Солтамурад Беноевский Долхан Хожаев

Часть 1

Волк - самый поэтический зверь в понятии горцев. Лев, орел изображают силу - они идут на слабого; волк идет на более сильного, чем он сам, недостаток силы заменяет отвагой, дерзостью, ловкостью; в темную ночь бродит вокруг стада, вокруг аула, откуда ежеминутно грозит ему смерть. Попав в безвыходную ситуацию, волк умирает молча, не выражая ни страха, ни боли. Эти свойства характеризуют настоящего героя по горским понятиям. В чеченской песне говорится, что волчица щенится в ту ночь, когда мать рожает чеченца. (П.К.Услар)


В невыносимые годы иноземного господства, национального унижения сколько раз взывали к памяти, к силе великих предков:

- О, Байсунгур Беноевский! Где ты?

- Повешен.

- Вара Беной-Атагинский?

- Убит.

- Ума-Хаджи и Дада Зумсоевские?

- Повешены.

- Алибек-Хаджи Зандакский?

- Повешен.

- Где ты, Чеченский волк Солтамурад Беноевский?..

...Шел 1807 год. Продолжались нескончаемые многовековые русско-чеченские войны. Отряд беноевцев возвращался домой после кровопролитного Ханкальского сражения против русских
войск генерала Булгакова, пришедших с огнем и мечом на чеченскую землю. Чеченцы остановились перед одним из подъемов на отдых. Неунывающие горцы смеялись и шутили, вспоминая смешные ситуации из сражения в Ханкале. Лишь серьезный Солумгири как всегда погрузился в думы. - Что задумался? - спросил его подошедший товарищ. Сев рядом, он настроил свой дечиг-пондар и, перебирая пальцами струны, запел звучным сильным голосом: Споем про турпала Нохчо!

Неохотно приближаешься к старости,
Неохотно удаляешься от молодости.
Не хотите ли, добрые молодцы,
Про турпала Нохчо послушать песню?
Как искры сыплются от булата,
Так мы рассыпались от турпала Нохчо.
Родились мы в ту ночь,
Когда от волчицы родятся щенки.
Имена нам были даны в то утро
Когда ревел барс.
Такими произошли мы от предка нашего турпала Нохчо!


Обступившие вокруг чеченцы в восторге восклицали: "ХIайт, маржа дуне я!", - салютуя выстрелами из пистолета. Разгоряченного Солумгири обнял подошедший к воинам проезжающий мимо путник: - Солумгири! Я принес тебе хорошую новость. У тебя родился сын! Солумгири выстрелил в воздух и в награду за весть отдал в подарок свой пистолет. Своего первенца Солумгири нарек Солтамурадом...

Солумгири был узденем среднего достатка. В хозяйстве имел несколько быков, верховую лошадь, пару упряжных лошадей. Две небольшие отары паслись в Белое и в местечке рядом с Бачи-Юртом. Всего в его семье было 3 сына и 4 дочери. Самым старшим сыном в семье Солумгири был Солтамурад. Младше Солтамурада на три с половиной года был Муна и на шесть с половиной лет Ханмурд. Солтамурад рос характером в отца, серьезным и ответственным. Как старший из детей, он рано уже помогал отцу в хозяйстве, смотрел за братьями и сестрами.

Мальчишеских обид не прощал, и хотя не был задирист, но когда вынуждали, дрался до конца, молча, упорно и отчаянно. Очень скоро упрямый мальчишка, которого невозможно было победить, завоевал авторитет среди сверстников. Люди рассказывают, что когда Солтамураду исполнилось тринадцать лет и беноевский отряд с другими чеченцами выступил к грузинской границе для боев с вторгшимися в Чечню русскими войсками, то к ним попытался присоединиться и Солтамурад.

Воины, сказав, что он еще мал, не взяли его с собой. Но Солтамурад тайно обошел их, и когда отряд был уже далеко от родного селения, вышел к ним навстречу. Воинам пришлось взять его с собой. В бою с царскими войсками Солтамурад получает ружейную рану в левое плечо. Таким был его первый бой с царскими захватчиками. Солтамурад с детства буквально впитывал в себя сказки и предания, рассказы стариков об исламе и
истории чеченцев, их происхождении, о знаменитых героях.

Как-то он спросил у своего отца Солумгири, откуда происходят чеченцы. Отец после некоторых раздумий ответил: "Люди рассказывают по-разному, но я расскажу тебе только то, что слышал от ученых мулл (а они читали в старинных чеченских хрониках, написанных на арабском языке). Говорят, что общий предок всех нохчий был потомком пророка Мухаммеда. Это был Сайд-Али аш-Шами из царского рода. Он являлся правителем
страны Шам и носил титулы "шахин-шах" (царь-царей) и "сейсдуль умараи султану салатини" (князь правителей и властелин властителей). Этот Сайд-Али был 107-м потомком родоначальника всех людей пророка Адама. Брат Сайд-Али Гази-Хамзат правил в Нахчуване. У Сайд-Али было три сына: Абулхан, Рашидхан и Хамзатхан.

После смерти их отца в 70-м году после смерти пророка, да будет над ним всегда благодать Всевышнего, их царская власть перешла в руки людей неправедных, а престол их отца занял Омар Бен Хасан аш-Шами. Братьям пришлось бежать в Нахчуван, они ушли в КагIазман, где жили родственники их отца, в том числе их дядя Гази-Хамзат. Там прожили десять лет. В этом городе смерть забрала их младшего брата Хамзатхана. Оттуда братья ушли в Арзуман, где умер Рашидхан, а оттуда в город Халаб. В этом городе остался жить сын Рашидхана. Далее они по беpery моря пришли в страну абзеков, где сын Абдулхана женился на дочери абзекского князя Сурхи.

Затем после ссоры с абзекскими князьями переселились на реку Басхан, где построили башни, а оттуда переселились в Нашху. В Нашхе от них образовалось 13 тейпов. Уже из Нашхи нохчий стали расселяться пo всем направлениям. Предок беноевцев Биан
через Аргунское ущелье, где было основано поселение Оргун с башнями, через Тевзане пришел сюда и основал селение Бена. Я назову тебе имена наших предков, но не могу тебе сказать, точно ли я запомнил их и всех ли перечислил. Моего отца, т.е. твоего деда звали Тур, его отца Оьлкъа, затем Мохьмад, Юьрташ, Iубайд, Элдар, Жоба (этот Жоба является родоначальником нашего рода - гара Жоби-некъе), Бахьанда, Йовта, Хурсул (Хурсул принял ислам), Тур, Биан (основатель Беноя), Ал (Эл), Ул, Уз, Iамирхан. А далее имена предков я точно не припомню: то ли Оргун, его отец Сайдхан и его дед Абулхан (сын Сайд-Али аш-Шами). Люди по-разному говорят.

У беноевцев девять родов-гаров. Люди одного гара считаются родственниками. Эти гары таковы: Жоби-некъе, Уонжби-некъе, Iасти-некъе, Ати-некъе, Чупал-некъе, Очи-некъе, Доьвши-некъе, а также Эди-некъе и Гуьржмахкахой. Все мы - беноевцы - тайповые братья и равны между собой. Мы всегда помогаем друг другу и защищаем друг друга. Над нами шутят люди из окружающих селений, называя нас, "большеногими беноевцами", потому что у нас очень много людей крупного телосложения. Люди уважают нас за бесхитростность, прямоту, верность слову и бесстрашие. Наш тайп самый сильный и многочисленный в Чечне. Мы чистые чеченцы. Может быть, потому что чеченцы происходят из царского рода, они не признают князей и власти над собой. Все чистые
чеченцы называют себя "оьзда нах" - узденями, т. е. свободными и благородными людьми". Солтамурад хорошо запомнил слова отца.

В 19 лет Солтамурад женился. У него родились три сына - Туьршил, Демилха и ТIема. Со своими братьями Мукой и Ханмурадом Солтамурад участвует в боях чеченцев против войск Ермолова.

Солтамурад вместе с другими беноевцами воевал под знаменами имамов Авко из Герменчука и Мухаммада. Как и другие, восхищался бесстрашием и удалью предводителя Чечни Таймин Биболата. Наступило перемирие в русско-чеченских войнах. Но это затишье было предгрозовым. С 1828 года в горном Дагестане начинается новое движение под руководством имама Гази-Мухаммеда из аварского селения Гимры.

Весной 1830 года это движение начинает охватывать всю Чечню. Беноевцы, селение которых посещал со своими проповедями Гази-Мухаммед, были увлечены обаянием нового имама и последовали за ним. Беной стал опорой имама в Чечне. Шли
жестокие сражения с царскими войсками. Сплоченные единым порывом чеченцы и дагестанцы наносили поражения, русским, захватывали укрепления. 1 ноября 1831 года конница Гази-Мухаммеда ворвалась и частично сожгла Кизляр. Солтамурад был в первых рядах мюридов.

Весной 1832 года под Гудермесом в конном бою чеченцы разбили наголову гребенской казачий полк. Две трофейные царские пушки по приказу имама Байсунгур и Солтамурад со своим отрядом увезли в Беной. Еще в то время в Беное, бывшем опорной базой
движения последователей имама: Шамиля из Гимры, Ташу-Хаджи из Эндери и других, - он завороженно слушал проповеди тестя Гази-Мухаммеда шейха Муххаммеда ал-Яраги, просто и доходчиво раскрывающего перед душами правоверных таинства ислама. Летом
и осенью 1832 года войска генерала Розена прошлись по Чечне, оставляя за собой смерть и разрушения. После ожесточенного сопротивления беноевцы отошли в леса. Войска барона ограничились сожжением Беноя и других чеченских селений и проследовали маршем в горный Дагестан, преследуя имама Гази-Мухаммеда. 17 октября 1832 года последняя крепость имама аул Гимры была взята штурмом, а Гази-Мухаммед героически
погиб, пронзенный царскими штыками. Тяжелораненый Шамиль сумел пробиться через окружение. В январе 1833 года имамом Дагестана был провозглашен в ауле Гоцатль соратник Гази-Мухаммеда Хамзат-бек.

Другой соратник Гази-Мухаммеда Ташу-Хаджи Эндерийский в 1834 году ушел в Чечню. По приезду в Беной он остановился в доме отца Солтамурада Солумгири, с которым у него завязалась большая дружба. Жители Беноя по достоинству оценили ученость, ум, святость и мужество шейха Ташу-Хаджи. Вскоре у шейха Ташу-Хаджи (ученика шейха Мухаммада ал-Яраги) появилось многo приверженцев и мюридов среди ичкерийских чеченцев. Солумгири и его сыновья прилагали все усилия для выполнения поручений шейха Taшy-Хаджи. Уже в августе 1834 года царское военное командование обращает внимание на деятельность Ташу-Хаджи. 19 сентября 1834 года был убит кровниками имам Дагестана
Хамзат-бек. Через несколько дней имамом Дагестана был избран в ауле Гоцатль Шамиль.

Тем временем Ташу-Хаджи со своими сподвижниками все более распространял свое влияние в Чечне. Уже 12 - 15 июня 1835 года произошли бои между отрядами подполковника Пулло и имамом Чечни Ташу-Хаджи на Аргуне. Солтамурад с другими беноевцами неизменно сопровождали почти во всех походах Ташу-Хаджи. В том
же году Ташу-Хаджи признал Шамиля имамом и стал наибом Шамиля в Чечне. В 1836 году на Северном Кавказе, в том числе и в Чечне, началась эпидемия холеры, длившаяся до 1840 года. Солтамурад в составе отряда Ташу-Хаджи с февраля 1836 года участвовал в походе в горный Дагестан, где Шамиль подчинил себе многие селения. В 20-х числах августа 1836 года, Пулло с царским отрядом быстрым маршем прошел до с. Зандак. Аул был сожжен после боя. На призыв о помощи сошлись ополченцы из окрестных селений. Подошедшие беноевцы и жители других аулов во главе с Ташу-Хаджи вынудили царский отряд отступить.

В 1837 году в конце февраля - начале марта враг вновь вторгся в Ичкерию. 1 марта произошел бой у с. Алерой между отрядом соратника Ташу-Хаджи Уди-муллы и войсками генерала Фези. Из Чечни генерал Фези продолжил поход в Дагестан против Шамиля.
7 июля 1837 года у Тилитля Шамиль заключил с Фези перемирие. Но перемирие это было недолгим. Уже в августе произошло между ними новое сражение. В этом же году состоялось событие, вызвавшее много разговоров в горах. Это был приезд на Кавказ
русского царя. 7 октября 1837 года император Николай I прибыл в Тифлис. Посещение Кавказа русским царем означало переход к более жесткому и быстрому введению русских колониальных порядков. Так и получилось. Назначенный 30 ноября командиром
отдельного Кавказскогo корпуса генерал от инфантерии Головин по указанию царя начинает на оккупированной территории вводить русское управление.

В 1838 году траур опустился на мусульман Дагестана и Чечни. Умер святой эфенди из с. Яраги Кюринского ханства Мухаммед. В 1839 году в связи с вводом в плоскостной Чечне русского управления начинаются волнения среди равнинных чеченцев. По поручению своего мюршида Ташу-Хаджи (или как называли его чеченцы Воккха-Хьаьжа (старший Хаджи), Солтамурад, Байсунгур и другие ездили по селениям Чечни, призывая людей к газавату. Одновременно Ташу-Хаджи разрешал возникшие тяжбы между жителями Ичкерии. Разрешая возникший между беноевцами спор по поводу желания некоторых беноевцев разделить урочища между фамилиями, шейх постановил, что урочище Беной-Ведено должно быть в неразделенном пользовании аула на том основании, что
расчищенная поляна очищена из под общебеноевского леса.

В апреле 1839 года у с.Мескеты и с.Саясан чеченцы по приказанию Ташу-Хаджи строят деревянные укрепления. Но в мае 1839 года поход генерала Граббе расстраивает планы Ташу-Хаджи, готовившегося пойти для совместных действий с Шамилем в Дагестан. Укрепления горцев были уничтожены. После боя 10 мая 1839 года Ташу-Хаджи отступил с семьей в с. Беной. Как писал Граббе, он собирался двинуться дальше "в самый центр земли ичкеринцев (самого сильного и воинственного чеченского племени) к главному их аулу Беной, наиболее содействовавшему замыслам Ташу-Хаджи". Однако Граббе, не рискнув пойти в леса верхней Ичкерии, повернул в Дагестан против Шамиля.

13 июня 1839 года генерал Граббе начал осаду резиденции Шамиля Ахульго. До 22 августа продолжалась героическая оборона Ахульго. Потеряв множество солдат и офицеров, Граббе взял этот бастион дагестанских горцев. Но Шамиль с семьей и семью
соратниками сумел спастись и, преследуемый всеми, пробраться в Чечню. В Чечне Шамиль остановился на три дня в с. Даттах, где в благодарность Всевышнему за его спасение жители зарезали быка. Из Даттаха шейха Шамиля и его людей забрал в Беной его кунак Байсунгур. Об этом М.Н. Чичагова писала: "Жители этого аула (Беной. - Д. Х.), окруженного лесными дебрями, всегда отличались непокорностью и не скрывали своей ненависти к русским. Они охотно оказали гостеприимство Шамилю" (Шамиль на
Кавказе и в России. Спб., 1889.г., с. 59). В Беное же в это время в доме Солумгири находился чеченский наиб Шамиля шейх Taшy-Хаджи. Беноевцы оказали мюридам и Шамилю большое уважение. Здесь, в Беное, после двадцатого числа месяца раджаб
(сентябрь 1839 года) родился сын Шамиля Мухаммад Шапи. На 7-й день после его рождения в честь Мухаммада Шапи было зарезано жертвенное животное. Тут, в Беное, Шамиль, Ташу-Хаджи, Байсунгур, Солтамурад, подъехавшие сюда Магомед-Хаджи из
Герменчука, Шуаип-мулла из Центороя, Джаватхан из Дарго и другие обговаривали дальнейшие планы действий. Шамилю было тесно в Ичкерии, которая находилась под влиянием Ташу-Хаджи.

Беседуя с учеными мужами из Беноя, Шамиль, узнав гордый и независимый нрав беноевцев, понял, что перед ним здесь не будут слепо преклоняться и он может не сойтись с ними характером. Он решает переехать в другое место, туда, где Ташу-Хаджи имел меньшее влияние. Кроме того, ему нужно было поближе познакомиться с Чечней. Перед новолунием месяца шабан Шамиль выехал с Магомедом-Хаджи, Ташу-Хаджи, семьей и мюридами в Ведено и, оставив там семью, с Шабаном из Гушкорта отправился к нему домой, в Шатоевское общество, куда потом перевезли и его семью.

Экспедиций, генерала Пулло для поддержания русского управления в декабре 1839 года и январе 1840 года и начавшееся разоружение чеченских плоскостных аулов, когда Пулло
потребовал выдать по одному ружью с каждых десяти домов, затронули широкие слои чеченского народа. В то же время войска генерала Пулло подошли вплотную к Беною, но ополчение заставило их отойти. Русские сожгли беноевский хутор Гуьржийн Мохк, а также соседние аулы Зандак-Ара и Гендерген и отступили. В готовой взорваться Чечне нужна была лишь личность, способная объединить разрозненные общества Чечни. И взоры чеченских вождей обратились к умному и храброму имаму Шамилю.

Чеченские соратники Шамиля всячески способствовали поднятию авторитета имама и призывали народ к газавату. В марте 1840 года на верность имаму в Урус-Мартане присягнули делегации почти всех обществ Чечни: Аух, Ичкерия, Мячик, Качкалык,
округ Шали (Большая Чечня), Гехи (Малая Чечня), Шатой, Нашха, Чеберлой, Карабулак. Вся Чечня встала на защиту своей независимости. В июне против русского владычества восстали надтеречные чеченцы. Начались волнения и среди ингушей (назрановцев, цоринцев, галгаев и ингушей). Солтамурад, как и многие другие беноевцы, являлся приверженцем шейха Ташу-Хаджи. Солтамурад часто был свидетелем нелицеприятных
оценок, которые Ташу-Хаджи в беседах давал Шамилю.

Имам Шамиль медленно, но все более отдалял от себя Ташу-Хаджи. Многие люди объясняли это тем, что Шамиль считал Ташу-Хаджи конкурентом в борьбе за имамскую должность. На это влияли, по-видимому и интриги, которые сразу же начали плестись
завистниками из окружения имама и наиба. Назначение весной 1840 года такого видного деятеля, как Ташу-Хаджи, на должность простого наиба Ауховского округа уже говорило о многом. Последовавшие вслед за этим несколько открытых ссор с имамом и неподчинение приказам Шамиля вызвали то, что Ташу-Хаджи был отстранен от должности наиба. Осенью он был заменен Булатом-Мирзой. Снятие с должности шейха Ташу-Хаджи вызвало, однако, недовольную реакцию среди многих чеченцев, несмотря
на большой авторитет имама Шамиля. Одна за другой к имаму потянулись делегации, пытавшиеся примирить Шамиля и Ташу-Хаджи. Ташу-Хаджи был готов помириться. Последовавшее вскоре убийство кровниками ауховского наиба Булат-Мирзы из-за
казненного по его приказу ауховца вынудило Шамиля вновь назначить наибом Ауха Taшy-Хаджи.

С тамадой Беноя Байсунгуром Солтамурада связывала давняя дружба и родство. На дочери Байсунгура МацIа был женат брат Солтамурада Муна. Муна, по рассказам, был физически очень сильным человеком и храбрым воином. В схватках с царскими
войсками он был ранен 12 раз. Первая его жена из очень бедной беноевской семьи умерла от болезни. Умер и трехлетний сын. Во второй раз Муна женился на дочери Байсунгура в начале 40-х годов XIX века. Рассказывают, что перед этим Муна совершил
подвиг. На хребте Энгана-дукь расположились лагерем царские войска, идущие на Беной. В тот день Муна, прокравшись к белой палатке царского полковника, поджег ее, и, когда полковник выскочил из нее, Муна застрелил офицера из пистолета, прыгнул в сторону склона и покатился в обрыв. Сопровождаемый выстрелами, которые не принесли особого вреда, кроме нескольких неопасных ран, Муна спасся в лесу. После этого подвига он женился на дочери Байсунгура. МацIа умерла в 1862 году. От нее у Муны было три сына: Гарда, Гарби, Джаби и дочь Забанат. Байсунгур все время старался помочь своему зятю Муне. Солтамурад в Беное пользовался не меньшим влиянием и авторитетом, чем Байсунгур. Рассказывают, что когда нужно было назначить наиба Беноя, то Солтамурад обратился с просьбой к Байсунгуру принять на себя эту должность, так как Солтамурад
и другие не видели более подходящего на это место человека, болевшего за общее дело. Байсунгур, отказавшись от этой должности, напротив, предложил стать наибом Солтамураду. Но Солтамурад возразил, сказав, что он не доверяет до конца Шамилю. Байсунгур заметил: "А что же ты мне предлагаешь стать наибом человека, которому не доверяешь?". Разговор перевели в шутку, и должность наиба опять осталась незанятой. Уже во всех округах и обществах были назначены наибы и один лишь Беной остался без наиба. Поэтому почитаемые люди всех аулов выражали лидерам беноевцев свое недовольство. Солтамурад организовал собрание беноевцев, на котором предложил избрать наибом Байсунгура. Советуясь с собравшимися в мечети людьми, Солтамурад сказал: "Как бы там ни было, чеченцы избрали Шамиля имамом. Во всех аулах уже поставлены наибы, только наше селение осталось без наиба. Мы посоветовались и решили избрать Байсунгура. Хорошо было бы, если бы все высказались по этому
поводу". Люди поддержали его. Тут же делегация беноевцев направилась к Шамилю в Дарго с просьбой назначить наибом беноевского общества Байсунгура, сына Баьршкхи, а его помощником Солтамурада сына Солумгири.

С тех пор бессменным наибом Беноя был Байсунгур, а мазуном (заместителем наиба) - Солтамурад. Люди не ошиблись в своем выборе. Как и все наибы, Байсунгур и Солтамурад дали обет (тоба) на верность Имаму Шамилю. Солтамурад полностью
организовал внутреннюю жизнь беноевских селений и хуторов, занимался внедрением дисциплины, обустройством и вооружением муртазеков и ополчения, исполнением приказов наиба, исполнением шариата и низамов и т. д. Беноевцы самоотверженно
и бескорыстно участвовали во всех начинаниях имама, не задумываясь отдавая жизни за свободу отчизны и ислам. Жители Беноя были на самых опасных участках сражений, погибали, не требуя для себя наград и богатств. Терпя нужду и холод, беноевцы отдавали в войска Шамиля лучших воинов, сами защищали свои селения от царских войск без помощи мюридов Шамиля.

В 1841 году Шамиль вновь снял с должности наиба Ауха шейха Ташу-Хаджи, на долгое время отдалив его от дел! Вновь последователи и друзья Ташу-Хаджи, выражая недовольство смещением шейха, начала ходатайствовать перед Шамилем о
восстановлении его. В составе этих делегаций были Солтамурад и Байсунгур, их друзья: наиб Шоип-мулла из Центороя, шейх Геза-Хаджи из Симсира и другие. Искреннее сожаление о том, что он явился жертвой клеветников и завистников, выражал в своих
письмах к имаму и сам шейх Ташу-Хаджи. В походах и государственных заботах имам затянул примирение с Хаджи из Саясана. Но под давлением народа вновь был вынужден сблизиться с влиятельным среди чеченцев шейхом. Примирение это было окончательным, и Ташу-Хаджи завершил жизнь верным сподвижником Шамиля.

В мае 1842 года 500 чеченских всадников под командованием наиба Малой Чечни Ахверды-Магомы вместе с Шамилем ушли в поход на Кази-Кумух. Воспользовавшись их отсутствием, 30 мая генерал-адъютант П. Х. Граббе с 12 батальонами пехоты, ротой
саперов, 350 казаками и 24 пушками выступил из крепости Герзель по направлению к столице имамата, Дарго. Десятитысячному царскому отряду противостояло, по сообщению А. Зиссермана, "по самым щедрым расчетам до полутора тысяч"
ичкеринских и ауховских чеченцев. Под общим командованием талантливого чеченского полководца Шоип-муллы Центороевского Байсунгур и Солтамурад организовали беноевцев на строительство завалов, засек, ям, доставку еды, одежды и военного
снаряжения. Андийцам, охранявшим столицу Шамиля Дарго, было поручено Шоипом при приближении врага уничтожить столицу и вывезти всех людей в горы Дагестана. Наиба Большой Чечни Джаватхана, тяжело раненного в одном из недавних сражений,
заменил его помощник Соип-мулла Эрсеноевский. Ауховских чеченцев на борьбу с завоевателями поднимал их молодой наиб Улубий-мулла. Остановленные героическим сопротивлением чеченцев у аулов Белгатой и Гордали, царские войска начали
отступление. Огромный урон врагу нанес отряд беноевцев во главе с Байсунгуром и Солтамурадом. Царские войска были разбиты, наголову 1 - 2 июня 1842 года и отступили, потеряв 66 офицеров и 1700 солдат убитыми и ранеными. Чеченцы потеряли
убитыми и ранеными до 600 человек и захватили много трофеев и 2 пушки. Солтамурад и его брат Муна в рукопашных схватках с царскими солдатами получили ранения. Беноевцы, как и вся Чечня, праздновали победу, залечивали раны и хоронили убитых.
Шоип-мулла и Улубий-мулла были награждены знаменами и орденами. Байсунгур получил медаль за храбрость. Были награждены и многие другие воины, в том числе и Солтамурад. Поощрения получили также беноевские командиры Баршкхин Бира
(старший брат Байсунгура), Рамзи Тада, Болатан Тимаркъа, Мусхин Жаапар, Iемазан ТIалбиш, Хухан Iарб и другие.

После весны 1843 года умер шейх Ташу-Хаджи. С большими почестями он был похоронен в с. Саясан. Траур омрачил радость побед и освобождение Чечни и Горного Дагестана от царских колонизаторов. Этот год был особо траурным для Солтамурада. Умер его отец Солумгири. Хлопоты по внедрению в Беное принятого на съезде наибов низама - свода законов - смягчили горе Солтамурада по утрате отца. В этом году триумфальное
шествие войск Шамиля завершилось освобождением большей части Дагестана от царских войск, разрушением царских укреплений, пленением солдат и офицеров и взятием многочисленных трофеев. Но уже сказывалась усталость горцев от войны. Так, весной 1843 года восстали некоторые селения Чеберлоя, отказавшись подчиниться шариату. Ни увещевания, ни угрозы имама не помогли. Тогда в дело вступили отряды дагестанских наибов с артиллерией. Восстание было жестоко подавлено. В Чечне большинство народа восприняло наказание богоотступников как должное. Но брожение в народе не прекращалось. В этом же году, летом, умер от раны один из верных сподвижников Шамиля мудир Ахвердил Мухаммед.

Не успели в имамате отпраздновать великие победы и начать устраивать внутреннюю жизнь по шариату, как сопротивление нововведениям вылилось в новую трагедию. В начале марта 1844 года был убит своими же родичами начальник Чеченской области,
командующий левым флангом Шоип-мулла Центороевский. Шоип был другом Байсунгура и Солтамурада. Они оба сильно переживали его гибель и считали его убийство коварством врагов. Разъяренный имам жестоко отомстил убийцам Шоипа. Несколько десятков мужчин-центороевцев было казнено. Окрестные селения не вмешивались в наказание центороевцев андийскими войсками. Но когда Байсунгур и Солтамурад узнали о том, что убитые исчисляются десятками, они вместе поехали к имаму с просьбой
прекратить побоище. Имам приказал остановить казни. Детей Шоипа Шамиль забрал к себе в столицу на воспитание. На похоронах Шоипа собралось множество людей со всех селений Чечни и Дагестана. На могиле Шоипа в Центорое Шамиль поставил великолепный шагид (хIоллам) - высокий резной шест с флагом на вершине.

В апреле и мае 1845 года в горах стали носиться слухи о готовящемся большом наступлении русских во главе с новым "полуцарем Воронцо" (наместником Воронцовым). Привычка чеченцев к постоянным тревогам смягчала беспокойство людей, но Байсунгур и Солтамурад отдали распоряжения о заготовке продовольствия и фуража, боеприпасов, а также о ремонте в окрестных лесах и горах военных баз и убежищ. Солтамурад
уделил также большое внимание обучению воинскому искусству молодого пополнения. Беноевские мастера ремонтировали ружья и пистолеты, ковали новые булатные кинжалы шашки, готовили порох и отливали медные пули. В то же время среди некоторой
части населения Чечни начали распространяться упаднические настроения. Байсунгур и Солтамурад отлично понимали, что эти настроения распространяют царские агенты, паникеры и трусы. Однако эти негодяи хорошо пользовались затуханием энтузиазма
народа, растущим неверием в победу над русскими, постоянной угрозой царских вторжений, голода и холода. Но самым главным фактором недовольства людей было взяточничество, несправедливость некоторых наибов, судей, мулл и других представителей шариатской власти имама. Многие высказывали недовольство самим имамом, которого среди чеченцев называли "падишахом" (царем), по их мнению, якобы поощрявшим мздоимство. В народе шло брожение. Беноевцы же во главе с Байсунгуром и Солтамурадом, понимая, что раздоры в народе и отход от Шамиля приведут к общему поражению, стояли прочно на позициях борьбы за независимость Родины и религии.

В Беной в один из в весенних дней пришла весть о том, что делегация от некоторых плоскостных аулов пришла в столицу Шамиля с просьбой или защитить их аулы от непрекращающихся русских набегов и разорений, или позволить им заключить с
царским военным командованием мир. Байсунгур, вызвав Солтамурада, приказал срочно объявить сбор муртазеков и мюридов, а также привести в боевую готовность ополчение. С беноевским отрядом наиб и маазум двинулись к Дарго, чтобы поддержать имама. К Дарго все прибывали отряды наибов и толпы народа. Имам молился трое суток. в мечети. На третий день он вышел оттуда изможденный и именем Аллаха приказал палачу
наказать ста ударами палок того, кто посмел ему сказать о примирении с христианами, а значит, о покорении. Это была его старая мать Баху-Меседу. Толпы людей застыли, пораженные решением имама. Палач нанес два удара старушке, которая упала
без сознания. Остальные девяносто восемь ударов принял на себя сам имам, так как он был сыном этой женщины. После истязания, встав как ни в чем не бывало, Шамиль приказал отпустить делегатов. Народ был несказанно поражен увиденным. Весть о
решении имама, не жалеющего ради независимости и ислама ни себя, ни даже собственную мать, была настолько шокирующей, что люди все более утверждались в мысли, что Шамиль - святский. Авторитет Шамиля среди впечатлительных чеченцев возрос многократно. Ради справедливости и честности своих вождей, народ был готов терпеть голод, лишения, холод и смерть. Виденное поразило и Солтамурада. Уважение к Шамилю овладело с тех пор всей его сущностью.

В начале июня в горах молниеносно разлетелась весть о вторжении со всех сторон в пределы имамата бесчисленных русских войск. 3 июня в Дарго по приказу Шамиля были
расстреляны пленные офицеры из русской знати. Этим шагом имам показал всем, что для него нет примирения с царским правительством. В этот же день в Беное было получено
приказание для сбоpa 4 июня наибов в с. Алмак. Здесь на совет собрались все наибы Чечни и Дагестана. Имам поклялся, что убьет или зашьет рот тому, кто будет просить его заключить мир с русскими. Наибы все поклялись, что будут сражаться. Имам с
дагестанскими наибами остался в Дагестане, а воодушевленные чеченские наибы вернулись домой, начав подготовку к встрече царских войск. Вести из Дагестана приходили неутешительные. Царские войска продвигались все дальше в горы, несмотря даже на выпавший внезапно снег и мороз.

13 числа дагестанские войска Шамиля были разбиты в Андии и разбежались. Расстроенный Шамиль, оставшись с десятком товарищей, ушел в Чеберлой (Чечню). Недобрая весть облетела Чечню. Перед лицом смертельной опасности, не сговариваясь,
некоторые чеченские наибы, религиозные и общественные авторитеты съехались в Дарго. Байсунгур и Солтамурад из Беноя, Гази-шейх из Симсира, Соип-мулла из Эрсеноя, Элдар
Ичкеринский, Хатат из Дарго и другие составили письмо к имаму Шамилю, в котором просили его вернуться в Дарго и возглавить сопротивление. Чеченские вожди писали: "Мы и наши жены клянемся умереть за тебя и будем служить тебе не так, как
дагестанцы, которые бежали, нисколько не сражаясь".

15 июня Шамиль получил их письмо и, успокоившись, вернулся на позиции, рассылая по Дагестану письма с призывом ополчения. А 18 июня дагестанские наибы и их ополчения вновь собрались на горе Азал в Андии. Через несколько дней имам, оставив на позициях дагестанские войска, вернулся в Чечню, в Дарго, где находились чеченские наибы. Наибы искренне обрадовались приезду имама Шамиля. Шамиль заявил им о том, что останется у них, и поклялся на Коране, что он не заключит с русскими мира, кроме как на основе того, что предписывает Коран. Такую же клятву дали наибы и их ополчения. Главнокомандующим чеченскими войсками был назначен Соип-мулла Эрсеноевский.
Чеченцы начали рубить завалы в лесу на дороге из Андии в Дарго.
Скачать:
dolkhan-khozhaev-chechenskijj-volk-soltamurad.pdf [251.24 Kb] (cкачиваний: 1)
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
1) Андрей (28 апреля 2008 21:02)
Интересно smilesmilesmile
2) Hoxcho (28 сентября 2009 13:26)
Цитата: Андрей
Интересно

Не то слово!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
© 2005—2015 Нахская библиотека